berezin_fb: (Default)
Если бы Феликс Борисович был с нами, сегодня здесь появилось бы поздравление с Днем Победы, проиллюстрированное красивой советской открыткой. И полетело бы в Израиль теплое письмо другу - герою войны, танковому асу, поэту, доктору медицинских наук Иону Лазаревичу Дегену. И вспоминались бы новые подробности о войне в тылу подростка Феликса Березина...
Плакат "Пионеры и школьники, боритесь с потерями урожая! Соревнуйтесь на лучшую помощь фронту!"</i></b><i>Художник А. Соколов; редактор П. Пискунов. — Москва; Ленинград: Искусство, 1942.
Плакат "Пионеры и школьники, боритесь с потерями урожая! Соревнуйтесь на лучшую помощь фронту!"
Художник А. Соколов; редактор П. Пискунов. — Москва; Ленинград: Искусство, 1942.

Нет-нет, над нами пули не свистели,
Бомбардировщики до нас не долетели.
И ощущая это как вину,
Я день и ночь работал на войну.


(Из стихотворения Ф.Б.Березина "Моя война, или жертвы тыла", 2014 г.)

Известный критик всего и вся Александр Невзоров в связи с появлением новых традиций празднования Дня Победы в нашей стране сказал: "Я не возражаю против наличия еще одной гражданской религии. Если бы ее не пытались фундаментировать на чистой беспримесной лжи. Когда из этой религии выкидывается такой важнейший компонент как ленд-лиз, когда люди лишаются понимания того, что никакая война не продлилась бы дольше, чем до 42-го года, если бы не бесконечная, триллионами тонн американская и английская помощь на тот момент. Когда все великие советские авиаторы истребители летали только на Аэрокобрах, а вокруг ходили только танки под названием «Матильда», я уж не говорю о тяжелых танках, когда сюда сотнями миллионов тонн шла сталь оружейная, порох, тротил, продукты, не продержался бы Советский Союз".

Поздравляя сегодня Иона Лазаревича Дегена с Днем Победы, я упомянула этот пассаж про только "Матильды" и получила ответ: "Не знаю, что они сейчас пишут о "Матильдах" и "Валентайнах". Ну, были. Видел я их на северном Кавказе в 1942 году. Но пропорции. Один 183-й завод в Нижнем Тагиле создавал тридцать танков Т-34 в один день. А ведь это был не один завод, создававший тридцатьчетвёрки. Возможно, Всевышний сохранил нас, стариков, чтобы о войне мы рассказали правду".

Ион Деген и Феликс Березин

Последняя встреча двух старых друзей.
Москва, 18 декабря 2014 г., на российской премьере документального фильма Михаила Дегтяря и Юлии Меламед «Деген» в Еврейском музее и центре толерантности.
Слева направо в первом ряду: Юрий Деген (сын), Люся Деген (жена), Ион Лазаревич Деген, Феликс Борисович Березин, Наталья Иванова (сотрудница). Во втором ряду, между Ф.Березиным и Н.Ивановой - Марина Феликсовна Березина (дочь), рядом с ней - медсестра Ирина.
Фотография была прислана Ионом Дегеном, автор пока нам неизвестен.

9 мая 2016 г. в сети Интернет опубликована новая статья о нескольких ветеранах Великой Отечественной войны, ныне проживающих в Израиле. Автор - Павел Вигдорчик, название - "День победы в Израиле. Три встречи". Поскольку Феликс Борисович методично публиковал на своем сайте почти все связанное с Ионом Дегеном, ниже приведен посвященный ему отрывок из этой статьи.

"Мне всегда очень тяжело давались интервью с участниками войны. Превращался в мальчика, сидящего у дедушки на коленях и трогающего его медали, при этом старался оставаться журналистом. Сегодня хотел поздравить с праздником тех, с кем повезло встретиться. (...)
Легендарного танкового аса Иону Дегена режиссер посвященного ему фильма "Деген" Михаил Дегтярь назвал величайшим из живущих на Земле евреев. На счету уроженца Винницкой области – 16 подбитых и один угнанный немецкий танк. Его дважды представляли к званию Героя Советского союза, но награду он так и не получил.

Ион Лазаревич, служивший в танковой бригаде прорыва, выжил чудом. На излечении в госпитале понял, что будет врачом – и стал доктором медицинских наук, хирургом-ортопедом, первым в мировой практике пришил ампутированную руку. Его перу также принадлежит одно из самых известных и самых страшных стихотворений о войне: "Мой товарищ, в смертельной агонии…"

"Как в мою жизнь пришла поэзия? Понятия не имею. Я считал, что первое мое стихотворение – "Начало". Но приехал сюда старший брат моей одноклассницы и напомнил мне, что я еще в школе писал стихи. А я абсолютно не помню. Была еще одна вещь: когда я ухаживал за своей будущей женой, то охмуряя, читал ей поэму "На смерть Сталина". Ни единой строчки не помню. Я вспоминаю сейчас фронтовые стихи, которые, как думал, давно забыл. А эта поэма, как и все, что я писал до войны, пропала. Ничего не помню".

Свое знаменитое стихотворение Деген недолюбливает: "Мое любимое стихотворение было написано на Кавказе. После тяжелого дня, очень тяжелого боя, я прислонился к стволу маслины. Раздался выстрел, и ветка упала мне на танкошлем. И когда я читаю сейчас это стихотворение, у меня тот же мороз по коже, который был тогда":

Воздух вздрогнул. Выстрел. Дым.
На старых деревьях обрублены сучья.
А я еще жив.
А я невредим.
Случай?"
Ион Деген

Ион Деген. 40-е годы

Вот еще один отрывок из этой статьи израильского автора. "Поколение, которое вошло в историю как величайшее, уходит. И вы знаете - оно подарило нам жизнь, а мы не можем даже музей для них построить. Нет денег, чтобы довести до конца великое дело, начатое Цвикой Кан-Тором и Хаимом Эрезом, не хватает добровольцев, чтобы записать интервью выживших для истории".
Возможно, эта грустная фраза скажет российскому читателю, что в Израиле базовые жизненные потребности ветеранов удовлетворены, поэтому эта сторона дела беспокойства уже не вызывает. Есть о чем задуматься...

P.S. В результате поисков в интернете обнаружилось, что Павел Вигдорчик не брал у Иона Дегена нового интервью, а сделал материал на основании ранее опубликованного, полуторагодичной давности, большого и интересного. Оно будет приведено в следующем посте.
                                                                                                                                                                      Н.Иванова (zewgma)
berezin_fb: (Default)
Горькая весть.

Феликс Борисович скончался сегодня, 25 августа, около 15 часов.
Это произошло в реанимации 1-го хирургического отделения ЦКБ, где он находился в состоянии лекарственного сна после экстренной операции, сделанной 21 августа.

День 21 августа стал последним днем, когда близкие с ним общались. Он был в ясном сознании и тверд духом.

О времени и месте гражданской панихиды будет объявлено дополнительно.


_______________

Феликс Борисович просил опубликовать в записи, сообщающей о его смерти, его стихи. Возможно, сам он выстроил бы другую последовательность, что-то убрал бы, что-то добавил...


Меня от смерти отводя не раз,
Бог думал: «Он и в мире мне поможет».
Теперь я стар, и пыл во мне угас.
Я оправдал твои надежды, Боже?

***

Я часто вспоминаю времена,
Когда мои друзья все были живы.
Когда моя любимая жена
Была живой, прекрасной и счастливой.
Я вижу этот мир, как наяву.
Мой мир погиб, а я еще живу.

Живу, стараясь не терять лица
В преддверьи неизбежного конца.

***

А умирать не страшно, вы поверьте.
Я это знаю не из чьих-то слов,
Я много раз бывал в объятьях смерти,
И каждый раз я возвращался вновь.

В последний раз всё будет так, как прежде:
Опять померкнет свет в моих глазах,
Угаснут чувства и сомкнутся вежды.
Я даже не пойму, что нет надежды,
Что в этот раз я обращаюсь в прах.

***

Когда останется одна душа,
Не будет ни страдания, ни боли.
Душа пройдет по саду не спеша,
Никто и ни к чему не приневолит.

Там, где останется одна душа,
Нет хода времени. Там не спеша
Я все додумаю и все пойму.
Жаль, не смогу поведать никому.

_______________

Скорбим.
Помним.

Феликс Борисович при жизни не раз просил нас продолжать вести его ЖЖ и сайт, писать о нем самом и его идеях. Мы постараемся...


Наталья Иванова [livejournal.com profile] zewgma, Юрий Бедеров
berezin_fb: (Default)
Уважаемые читатели, дорогие мои друзья!
Сегодня я отвечал на некоторые комментарии, и мне показалось, что нижеследующие дискуссии достойны Вашего внимания. Возможно, я ошибаюсь. Судить вам.

1. Комментарии и ответы к тексту 442. Мир на ногах и вверх ногами (из цикла про физика Дмитрия)


[livejournal.com profile] fumiripits Прочитал с удовольствием о Фейнмане. Хотя я и не интересовался физикой и историей физики так же сильно, как это было с математикой, однако, весьма и весьма ностальгично, что ли. Также отмечу великолепный подбор иллюстраций.
Ответ на комментарий:
Фейнмана лично я не знал, но длительно общался с людьми, которые его знали и находились с ним в постоянной переписке. Помимо его роли в создании квантовой электродинамики (за что он и получил свою Нобелевскую премию), помимо прекрасно написанных Фейнмановских лекций, я ценю его за очень высокий уровень нравственности. Сужу об этом по его письмам, присланным людям, которых я хорошо знал. Учитывая продолжительность моей жизни, значительная часть которой совпала с жизнью Фейнмана, я не могу говорить о ностальгии. Но грусть о безвозвратно ушедшем с восприятием Фейнмана у меня связана неразрывно.
[livejournal.com profile] arstmasПомню с каким удовольствием читал автобиографию Фейнмана в "Науке и жизни". Приятно было прочитать, что благодаря его письмам, Вы составили о нем мнение как о человеке высоконравственном.
Ответ на комментарий:
Чтение материалов о Фейнмане дает картину жизни большого ученого и может быть основой для отдельного текста. Я мало сейчас пишу. Я стар, а сейчас очень болен. И поэтому я обязательно использую комментарии как основу для новых текстов. Это лучший подход к комментариям. Комментарии в этом случае становятся отдельным материалом, который кто-нибудь, может быть, еще будет читать. А может быть, уже и не будет. Но пока я в силах использовать комментарии для создания новых текстов, я постараюсь это делать. Хотя мне трудно. И мотивация к созданию таких текстов у меня сильно снизилась. Все же я надеюсь на продолжение взаимодействия с теми людьми, которые долго были моими читателями. Сейчас их осталось человек 30-40. Но я их знаю поименно, знаю о них все. Эти люди могут считаться моими друзьями, потому что реальных друзей у меня нет.
__________________________

Комментарии и ответы к тексту 1120. "Убитых снегом засыпало..."
типичный мифологизированый Сталин, всевидящий, всезнающий и ужасный, которого "играют" и рассказчик, и бледнеющие (от ужаса?) часовые у двери кабинета. так вижу :-)
Ответ на комментарий:
Сталин, несмотря на все ужасы, которые связаны с его именем, личностью был выдающейся. И часовые бледнели не от страха, а от сознания того, что они стоят у кабинета Сталина.

baby_lyaliko

Жуткое стихотворение (не работает звук, так что я не слушала, а читала текст). Если бы не ваши слова о Сталине я бы наверное не поняла (или не сразу поняла) что ОН - это Сталин, подумала бы что это что-то потустороннее, дьявольское..
Ответ на комментарий:
Я не писал, что это Сталин. Но текст наводит на мысль, что речь идет именно о нем. Не вижу в стихотворении ничего потустороннего или дьявольского. Ясно, что речь идет о конкретном человеке. По-видимому, о Сталине. Хотя прямо в стихотворении это нигде не сказано.
[livejournal.com profile] arstmas:
Тоже, вот, не знаю чьи это стихи, что неудивительно, конечно.
А как воспринимаю... У меня пожалуй не понимание, а впечатление. Увидел их после этого поста
http://shkrobius.livejournal.com/531700.html
и смотрятся уже как попытка "пририсовать" чувства там, где их не было. Казенное "я понимаю ваше горе". Извините.

Понимаю, почему не могли быть опубликованы после смерти, но почему при жизни? Слишком лирический образ получился?

Ответ на комментарий:
При жизни Сталина существовал стереотип того, что о нем писали. Это стихотворение в стереотип не укладывалось.
Не думаю, что это стихотворение можно сравнивать со стихами Тихонова или любыми другими. Оно особняком.
потому что "Еще пойдем в огонь и слякоть,
Чтоб он поверил: город занят"

т.е. "он" не верит в очевидное. нам придётся умирать без толку, лишь бы "он" поверил в очевидное.
Ответ на комментарий:
Я несогласен с такой трактовкой. Люди умирали, потому что шла Великая Отечественная война. Они при этом не думали о Сталине. Знали, что он существует. Но он не присутствовал в их повседневных окопных разговорах. Это стихотворение не отражало массовых настроений.

jlm_taurus

Неплохое стихотворение, объемное, есть там пространство и время.
По моим субъективным ощущениям: написано где-то между 55-60,
несколько "литературно", автор знал фронтовиков, но сам не воевал. По стилю что-то вроде Рождественского. Имеется и определенный "культурный" интеллигентский слой - не всякий
знает про Данте.

Несколько противоречиво с ощущением времени: первый салют был
в августе 1943, тяжелая же зима больше ассоциируется с зимой 1941.

Неканонический образ Сталина - одни увидят тирана, другие -
усталого старого человека.

До сих пор дикие споры вызвает "кризис" первой недели начала войны, почему выступал Молотов, а не Сталин, был ли Сталин эти несколько дней в "прострации". Может ли бог болеть и сомневаться, как простой человек ?

Хотелось бы узнать ваше мнение как врача и свидетеля эпохи по этой первой неделе войны для Сталина.
Ответ на комментарий:
Я писал в тексте, посвященном первому дню войны:
"Всех удивляло, что не выступил Сталин. За достоверность последующей фразы я не ручаюсь. Но я знаю со слов очевидцев (я не называю должностей этих лиц - возможно, они еще живы и совсем не хотят, чтобы их слова были опубликованы), что первые дни войны Сталин находился в тревоге и растерянности и даже произнес такую фразу: «Все кончено. Все, что сделал Ленин, мы потеряли».
Он собрался с собой в течение трех или четырех дней, и только 3 июля выступил по радио".
Автор стихотворения был непосредственным участником войны. Более того, когда закончилась война, жизнь в значительной степени потеряла для него смысл. Строки "Убитых снегом засыпало на пограничном полустанке... Держись, еще не все пропало. Еще придется лечь под танки" говорят о том, что война составляла смысл его жизни, и главным образом потому, что там "все сердца стучали вместе".
Я хорошо понимаю это чувство. Я сам писал:
Здесь горе общее и общая вина.
Здесь нет чужих, пока идет война.

Спасибо за это стихотворение. Было интересно и приятно послушать Ваш голос.
В стихотворении мне видится внутреннее напряжение, столкновение в душе автора двух, как минимум, идей, двух восприятий Сталина (я верю Вам, что это о Сталине). С одной стороны: "он первым знал, что надо плакать", с другой - "сухие глаза"; с одной стороны - он знает всё, что происходить, чувствует, почему неровный почерк и т.д., с другой - нужно много ещё испытаний, чтоб "он поверил".
Наверное, и ещё что-то есть. Я пишу о том, что видно с первого прочтения.
Произведения, похожие на море, мне всегда нравились...

Интересно, в тексте написано "дантовские предместья", у Вас слышатся "Данцигские", и то, и то, кажется, уместно.
Ответ на комментарий:
Это особые стихи. Я не знаю похожих. Да и вряд ли похожие возможны. Я очень ценю это стихотворение. В нем есть широта и многозначность.
А предместья, естественно, данцигские. Ошибка уже исправлена.
Дорогой Феликс Борисович! Спасибо за стихи, за Ваш голос!

"Держись, еще не все пропало,
Еще придется лечь под танки.
Еще старухи будут плакать,
Газеты трогая глазами.
Еще пойдем в огонь и слякоть,
Чтоб он поверил: город занят" - !!!
Ответ на комментарий:
Мне приятно, что Вам понравились эти стихи. Они стоят особняком. Никто не написал ничего похожего. Я их ценю и помню всю сознательную жизнь.

zewgma

Создается впечатление, что написано скорее человеком из окружения Сталина, чем далеким фронтовиком. Уж больно много деталей знает. Хотя с другой стороны... а штрафники, а штабные? Но я о Жукове такое читала: что он чувствовал обстановку на фронте, как другие чувствуют свои руки и ноги...
Вторая строфа очень медицинская! Несмотря на перенесенный инсульт (рука свисала вдоль шинели), режим щадящий не соблюдался (в доме не гасили света), и, по-видимому, часовые не могли сесть или лечь, пока ОН не спал, и поэтому бледнели - кровь скапливалась в венах нижних конечностей и отливала от лица?
Я помню, Феликс Борисович, у нас разнилась оценка последних строф. Я в них увидела сарказм. А Вы сказали, что там все серьезно, такой вариант развития событий рассматривается автором как желательный. Ну так же по-разному можно рассматривать "Балладу о синем пакете".
Ответ на комментарий:
Восприятие индивидуально. И так же индивидуальна оценка. Это не может быть предметом дискуссии. Это внутреннее восприятие каждого человека. А внутреннее восприятие не подлежит обсуждению, просто принимается к сведению.

Стихотворение сильное, очень в духе того времени. Стихотворение верующего человека. Не в бога всевышнего верующего, а - в верховного вершителя судеб всего народа - Сталина. Именно интонацией - искренней, истовой - ценно.
Ответ на комментарий:
Дорогая Галя!
Я полностью согласен с Вашей оценкой стихотворения.
Вы всегда хорошо чувствовали слово.
Спасибо за отклик.
Если следовать хронологии создания штрафных батальонов и рот, то стихотворение было написано не раньше 28 июля 1942 года...
Ответ на комментарий:
Вероятно, действительно это написано не раньше 28 июля 1942 года. Но это могло быть написано и значительно позже. Штрафные роты, штрафные батальоны сразу после их создания существовали до конца войны. Штрафные подразделения и заградотряды сыграли большую роль в выполнении приказа "Ни шагу назад". Люди оказывались в ситуации, когда можно было погибнуть либо от немецкой пули, либо от пули своих. Но людей удерживал не только страх. К этому времени уже существовало озлобление в отступавших частях, и слова Суркова:
Мы слишком долго отступали
Сквозь этот мрачный черный год
И кровь друзей, что в битвах пали,
Сердца стыдом и болью жжет.
(...)
Пора! Уже в донских станицах
Пытает немец нашу честь.
Ведь порох есть в пороховницах,
И сила есть, и злоба есть.
(В интернете я нашел несколько другой вариант стихотворения Суркова "Пора!", но мне нравится этот).
Ярость и озлобление сыграли большую роль, чем страх перед заградотрядами. В еще отступавших, но уже готовых к наступлению воинских частях зрела решимость покончить, наконец, с этой коричневой чумой. И с ней покончили. Сталинградская битва сыграла в этом решающую роль. "Просчитались мы. В несколько раз было больше немецких войск в Сталинграде, чем мы считали. Тут я похвастать не могу. Считал, как все, и просчитался, как все. Но я понимал, что наша армия сидела на клочке приволжской земли и усидела. А тут у немцев в руках оказался, по сути дела, целый укрепрайон. Сталин гневно говорил, что его приказ покончить в Сталинграде за месяц не был выполнен, и от этого пошли многочисленные осложнения. Но этот приказ не мог быть выполнен. И Сталин на совещании командования говорил: "Все потому, что вы не выполнили моего приказа". Начальник генерального штаба считал, что Сталинград не нужно брать. Он надежно окружен, и пусть немцы там умирают с голоду. Но Сталин гневно ответил: "Как это не брать? Взятие Сталинграда имеет неисчислимое мировое значение!" А его слова были решающими. И когда выяснилось, что действительно не нужно было брать Сталинград, а нужно было окружить армию немцев на Кавказе, Сталин вызвал к себе начальника штаба и сказал: "Сдайте дела". "Есть сдать дела". Теперь жду нового назначения. По счастью, Рокоссовский уже затребовал меня к себе". Об этом написано, в частности, у Симонова.
"Почему так получается? - спросил Сталин у Жукова. - Почему мои распоряжения выполняются с запозданием?" И Жуков ответил: "Порочна сама система. Мы докладываем вам, получаем распоряжения, а за это время обстановка меняется. А нужно дать полномочным представителям Ставки разрешение действовать на месте". Это был, пожалуй, единственный раз, когда Сталин прислушался к резонности возражений. Он назначил Жукова полномочным представителем Ставки и дал ему право принимать решения на месте.
Жуков был уверен, что он надолго занял лидирующее положение в руководстве войсками. Но как только боевые действия стали подходить к концу, его влияние уменьшилось, а после окончания войны он был просто назначен командующим одного из военных округов. Сталин использовал людей, пока они были ему нужны, но очень внимательно относился к тому, чтобы они не приобретали самостоятельного влияния. Жуков был великим полководцем, но человеком чрезвычайно жестоким. Часто, когда речь шла о взятии какого-то немецкого города к 1 мая, он выделял несколько тысяч бойцов без нужды, потому что взять город 2 мая было значительно легче. И Сталин с одобрением относился к этой жестокости Жукова. Как полномочный представитель Ставки, Жуков играл вторую после Сталина, а в оперативных ситуациях - и первую роль. "Открыли второй фронт, - пишет Деген о своей беседе с гауптманфюрером, человеком интересным и незаурядным. - Конечно, ваш вождь, - сказал гауптманфюрер, - справился бы и один, положив несколько десятков тысяч иванов. Но второй фронт, конечно, ускоряет ситуацию. Социализм что красный, что коричневый, не считается со свободами человека. Сейчас вы гордитесь тем, что вы еврей. Но, помяните мое слово, вы перестанете этим гордиться".
Гауптманфюрер оказался прав. Антисемитизм, на котором базировалась политика фашистской Германии, очень скоро стал государственной политикой Советского Союза.
Моя жизнь подходит к концу, но она была очень долгой, и все, о чем я пишу, происходило у меня на глазах.
Комментарий получился очень длинным. Он может быть значительной частью отдельного текста. И я постараюсь использовать его в этом качестве.
У меня осталось мало читателей. И мне приятно, что Вы среди них.

_________________________________________________________
Комментарии к тексту: 1119. 22 июня 1941 года


Тяжелая это тема. Спасибо, Феликс Борисович!
Ответ на комментарий:
Тема действительно тяжелая. Но я решил написать об этом. Немного осталось очевидцев, которые 22 июня в 4 часа пережили бомбежку Киева. Надеюсь, что мне удалось передать ту атмосферу.


pani_hida

Спасибо за эти воспоминания!
Ответ на комментарий:
Я полагал, что нужно рассказать людям, которые вообще не знают, что такое была война, не придают этому никакого значения, не могут назвать годы войны и не понимают, что если бы эта война не была выиграна, их сегодняшняя жизнь была бы невозможна, если бы они вообще появились.

umbloo

Спасибо. Старший товарищ моей матери тогда как раз на западной границе служил, помню, как он рассказывал про начало войны - и про то, какой даже для пограничников это оказалось неожиданностью, ждали - но позже.
Ответ на комментарий:
Не только люди, служившие на границе. Войны ждали все. Но даже осведомленные люди верили Сталину, что война начнется в 42-м году. 22 июня я помнил и помню всегда. Я думаю, что война в значительной степени сформировала мою личность. 22 июня научило меня, что в любых условиях надо действовать и делать все возможное. Действовать, несмотря на опасность. Действовать сверх силы. Этот урок остался у меня на всю жизнь.

warsh

А ведь будь вам чуть больше лет, глубокоуважаемый Феликс Борисович, вы наверняка бы пошли воевать. Как ваш друг Деген.
Ответ на комментарий:
В том, что, будь я чуть постарше, я оказался бы на фронте, у меня нет никакого сомнения. Даже тогда я думал сбежать в армию. Но военные патрули не выпустили бы меня из города. А кроме того, была мама. И в том возрасте я уже чувствовал себя ее опорой и надеждой. Деген писал мне: "Ты очень правильно прожил жизнь. И правильно провел войну. Разве что не воевал, но это по малолетству". Но с 22 июня я уже жил войной и, оказавшись в 42-м в тракторной бригаде, я не просто работал 18-20 часов. Я все время понимал,что я работаю на победу в войне.

warsh

Глубокоуважаемый Феликс Борисович, я думаю, что патрули бы вы как-нибудь обошли. А вот маму бросать, конечно нельзя. Аргумент.

А после войны вы служили в армии?
Ответ на комментарий:
Сегодня я писал о 22 июня 1941 года. Не бросать маму было для меня не аргументом, а насущной потребностью. Я считал, что ей нужна поддержка, и что я могу эту поддержку оказать.
А если отвечать на Ваш вопрос, касающийся будущего, то могу ответить, что в армии я не служил и в войсках был только два раза по три месяца, во время боевых сборов, которые проводил институт.
Продолжаю Вас читать. Интересно.
Есть некоторые сомнения насчёт того, что Рихард Зорге сообщал точную дату начала войны: это утверждение неоднократно опровергалось. Например, в Википедии сказано следующее:


В 1941 году Зорге получал различную информацию о скором нападении Германии на СССР от германского посла Отта, а также морских и военных атташе[9]. Впоследствии стало известно, что 15 февраля 1941 фельдмаршал Кейтель подписал директиву о дезинформации советского военного командования через германских атташе в нейтральных странах[10]. Таким образом, информация, полученная Зорге, постоянно менялась. В мартовском донесении Зорге утверждает, что нападение произойдет после войны с Англией. В мае Зорге указывает на нападение в конце месяца, однако с оговорками «в этом году опасность может и миновать» и «либо после войны с Англией». В конце мая, после того, как ранняя информация не подтвердилась, Зорге сообщает, что нападение произойдет в первой половине июня. Два дня спустя уточняет дату — 15 июня. После того, как срок «15 июня» прошёл, Зорге сообщил, что война задерживается до конца июня. 20 июня Зорге не сообщает дат и лишь уверен в том, что война обязательно состоится.




Кроме того, наверняка у Сталина, помимо Зорге, были и другие источники информации. Что говорили о войне они, мы не знаем, а оценить качество информации можно только постфактум.
Ответ на комментарий:
Я писал о 22 июня 1941 года. Писал подробно о том, что я видел в этот день. А поскольку очевидцев осталось уже немного, мне казалось важным написать этот текст.
О Зорге я упомянул мельком, тут же отметив, что Сталин получил сведения из многих источников, а слова о Зорге сопровождал примечанием "в частности". А Ваш комментарий создает впечатление, что Зорге был одним из главных действующих лиц моего рассказа. Вероятно, Вы не слишком внимательно прочитали текст и не поняли, чем было для меня 22 июня 1941 года. Может быть, если Вам это интересно, Вы еще раз прочтете этот текст, чтобы понять, о чем он и чем было для меня 22 июня 1941 года.

nadiege_da

Спасибо, Феликс Борисович!Очень живо ощущаю все, о чем Вы рассказали. Чувство, как у очевидца. Удивительно Вы умеете рассказывать...
Мне кажется, такие люди, как Комиссар , появляются в очень трудные времена ,мне посчастливилось еще застать таких людей, за что я благодарна судьбе. И рассказы о них драгоценны.
Ответ на комментарий:
Если Вы живо ощущаете то, что я рассказал о 22 июня, если у Вас появляется чувство очевидца, то значит, я достиг своей цели. Вам повезло, если Вы встречали таких людей, как Комиссар. Нынешнее поколение таких людей уже не встретит. А если бы встретило, не придавало бы этому значения, не понимая, что они живут только благодаря таким людям и выигранной войне.

isnic

Спасибо большое Вам, глубокоуважаемый Феликс Борисович, за этот проникновенный рассказ из Вашего детства.
Ответ на комментарий:
Я ценю то, что мой рассказ о 22 июня Вы назвали проникновенным. Это значит, что Вы поняли, что я испытывал тогда и что испытываю до сих пор, когда вспоминаю этот день.
Спасибо за понимание.

Спасибо за рассказ! К сожалению случись что-то подобное сейчас, мне кажется, все просто в панике разбегутся и никто на крышах бомбы зажигательные тушить не будет. Мы все очень сильно испортились. Люди вашего поколения совсем другие.
Ответ на комментарий:
Я согласен с Вашим мнением о нынешнем поколении. По счастью, людям этого поколения не придется проявлять собранность и мужество, которые проявляли мы. Полагаю, что нынешняя война может быть только ядерной, а в ней победителей не будет.

Благодарю за рассказ, Феликс Борисович,
всегда, когда читаю о начале той войны, и последующих событиях, думаю: а могло ли быть по-другому?..
Ответ на комментарий:
Трудно судить о событиях постфактум. Но если бы Сталин поверил сообщениям о дате начала войны, к ее началу уже бы была проведена всеобщая мобилизация, и люди в армии были бы готовы встретить противника. Не знаю, как это изменило бы ход событий, но изменило бы обязательно. Но теперь я пишу не о том, что могло бы быть, а о том, что было реально 22 июня 1941 года.

Да, Феликс Борисович, - история не терпит сослагательного наклонения и вместо упреждающей всеобщей мобилизации была проведена, не имеющая в истории аналогов, вынужденная эвакуация.
Еще раз, спасибо за Ваш рассказ очевидца об этом страшном дне нашей Истории.
Ответ на комментарий:
Я писал с намерением показать этот страшный день глазами очевидца. Надеюсь, что мне это удалось.

prohogy

Есть интересный пример - как встретил войну флот под руководством адмирала Кузнецова. Возможно, это ответ на Ваш вопрос.
Ответ на комментарий:
Это не может быть ответом на вопрос. Но это показательный пример того, что иные действия были возможны.

aghartha

Спасибо за рассказ, Феликс Борисович. Трудно даже представить себе те события и восприятие их непосредственными участниками... Благодаря Вам у нас появляется такая возможность – хотя бы прикоснуться к этому. Здоровья Вам и сил!
Ответ на комментарий:
Я писал именно для того, чтобы тем, кто читает, было понятно, как выглядел этот день в глазах человека, который его пережил. Это не история. Это страшный и важный день моей жизни.
Феликс Борисович, большое Вам спасибо за такие живые воспоминания, позволяющие прикоснуться к тому, что для большинства уже просто сухие цифры истории. Это очень ценно.
Ответ на комментарий:
Я писал именно для того, чтобы было ясно, как я увидел этот день. Это был день моей жизни. Очень важный и очень опасный. Для меня это моя жизнь, а не история. Я живу долго, может быть, слишком долго. И целые эпохи проходили на моих глазах.

nomad_69

С трудом могу поверить, что Киев бомбили в 4 часа утра 22 июня 1941 г. От Киева до границы была не одна сотня километров. Обнаружение немецких самолётов до наступления часа Х могло повлечь серьёзные последствия. Немцы бомбили в первую очередь приграничные аэродромы и транспортные узлы. В чём смысл бомбёжек гражданских объектов в глубоком тылу? Как я понимаю, кроме воспоминаний очевидцев должны сохраниться какие-либо документы подтверждающие факт бомбёжек. Для справки, Минск первый раз бомбили 24 июня.

zewgma
Nomad, разве вы не знаете, что немецкие самолеты несколько дней до начала войны спокойно летали над нашей территорией? Если не знаете, то подумайте, почему на них не реагировали.
А в Киеве бомбили как раз военные заводы.
http://borisfen70.livejournal.com/
Скорость бомбардировщика в то время вполне могла быть около 800 км/час. http://www.softmixer.com/2012/11/blog-post_6256.html
Так что не одна сотня километров, с учетом того, что 22 июня ровно в 4 утра уже давно светло - это пустяки.
Удивительно, что "документы" для Вас убедительнее, чем свидетельства очевидцев. Любые документы подделать легче, чем человеческую память.
Ответ на комментарий:
Над Украиной летали не просто немецкие самолеты, а разведывательные самолеты "рама". Было приказано не обращать на это внимания, поскольку действовал пакт о ненападении, и Сталин придавал большое значение тому, чтобы этот пакт ни в одном пункте не был нарушен. Фашистское правительство Германии, начиная войну, не могло предъявить Советскому Союзу ни одной претензии, хотя измышлениями пропаганды Геббельса такие обвинения появились. Сработал общий принцип геббельсовской пропаганды: чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверят.
berezin_fb: (Default)
В продолжение своих воспоминаний о 22 июня 1941 года я прочту вам одно из самых сильных стихотворений о войне.
Кто его автор, я забыл, а может быть, и никогда не знал.

Я не нашел его текста в интернете. Это неудивительно. Это стихотворение не могло быть опубликовано при жизни Сталина и тем более не могло быть опубликовано после его смерти.
К моему удивлению, я столкнулся с тем, что представители разных поколений по-разному трактуют это стихотворение. Поэтому я бы с интересом прочел Ваши комментарии к нему.
Чтобы прослушать стихотворение "Убитых снегом засыпало" в моем прочтении, нажмите на стрелку "play".


Cкачать Убитых снегом засыпало бесплатно на pleer.com

Ниже приведен текст стихотворенияRead more... )
berezin_fb: (Default)

К началу

Андрей Аркадьевич не сказал мне ничего нового. Важен был философский подход к проблеме, созвучный моему, но впервые так четко сформулированный. Я понял, что мне не приходится ждать кардинального улучшения состояния, и либо нужно возвращаться к работе в журнале  в таком состоянии, в котором я сейчас нахожусь, либо поискать  менее напряженное занятие. Но я чувствовал ответственность за этих 30  человек, которым  был интересен и я, и мой журнал. Эти люди тоже входят в мою избранную тридцатку. Я приучил к себе этих людей, а я, как говорил Сент-Экзюпери, в ответе за тех, кого приручил. Жизнь по крайней мере 30 человек ухудшится, если они потеряют возможность знакомиться с моим мнением и прибегать к моей помощи.

Когда я вынужден был объявить, что прекращаю работу в журнале, я получил 20 комментариев и три личных письма – 23 в сумме. Даже моя тридцатка была представлена здесь не полностью. Но некоторые комментарии тронули меня и подтвердили мою нужность этим людям.

Read more... ) Этот пост на сайте
berezin_fb: (Default)
Многоуважаемые читатели, дорогие мои друзья!
Когда некоторое время назад, прервав текст почти на полуслове, я сказал, что вынужден на некоторое время прекратить ведение Журнала, я не определял этого времени, потому что сам не знал его. Теперь я вернулся хотя бы для того, чтобы закончить прерванный тогда текст. С разгона написал несколько лишних фраз, не входивших в прерванный пост, например, короткий рассказ о гуцуле, который стал студентом университета. А потом понял, что мне нужно объяснить все, что связывает меня с Журналом, причину ухода и мотивы, которые свидетельствовали в пользу возвращения в журнал или против такого возвращения.
Я пришел в Журнал, когда прекратила существование моя лаборатория. Государство перестало ее финансировать, программа “Отчизна”, из которой исходили основные средства, попадавшие в мою лабораторию, с распадом Союза перестала существовать. Мой заключаемый раз в пять лет контракт с институтом закончился тогда, когда мне было 80 лет. Я даже не пытался возобновить его в атмосфере всеобщего стремления к омоложению кадров.
У меня образовалось необычно много свободного времени. Я подумал, чем бы его занять. Моя сестра Тареева [livejournal.com profile] tareeva – уже тогда один из самых известных блогеров в Живых Журналах – посоветовала мне вести журнал. Я решил попробовать. Сначала только в свободное от иной, более важной работы время. А потом я понял, что журнал решает для меня еще одну важную проблему: проблему одиночества.
Вокруг меня образовался вакуум. Лаборатории больше не было. Мое поколение ушло. Об этом интересно написала Татьяна Барлас в своем предисловии научного редактора к моей последней монографии. (“Моей” я говорю с глубокой грустью, потому что формально у меня было два соавтора, в том числе моя жена. Но соавторы мои умерли в один и тот же 2004 год, и книга стала моей). По мнению Татьяны Барлас, книга, о которой идет речь, “дарит нам возможность соприкоснуться с делами и мыслями поколения, создавшего сегодняшнюю психологию. Поколения, которое уходит. Или уже ушло и никогда не вернется...”

Активно работающие коллеги обращались ко мне только тогда, когда им нужно было получить авторитетный отзыв. Единственный человек, который обратился ко мне с просьбой о консультировании ее текущей диссертационной работы, белоруска по происхождению, ныне работающая преподавателем в Барселонском университете, начала свое первое письмо ко мне так: “Как странно просить о консультировании человека 1929 года рождения, работавшего с Лурия, которого давно нет в живых”.
И хотя я по-прежнему получал приглашения на любые симпозиумы, конференции, конгрессы, это было просто формальной данью уважения человеку, который долго считался живым классиком.
Тогда я относился к этому с юмором и хочу привести два стихотворения из моего цикла «Старость».

«Классик живой» - называли меня.
Но акцент в этой фразе менялся.
«Живой» слабело день ото дня.
Хорошо хоть «классик» остался.

И еще одно четверостишие:

Уже трудно разогнуть колени.
Старость и во сне, и наяву.
И в толпе пришедших поколений
Я давно покойником слыву.

Часто я был не в состоянии принять приглашение на какое-нибудь научное собрание, даже если хотел послушать, что говорят новые люди.
Это были совсем другие люди. Тогда я писал:

Растерялись мои друзья
Чаще в том, реже в этом мире.
Мы вдвоем – компьютер и я –
В стометровой моей квартире.

А коллеги мои, россияне,
Молодая поросль наук –
Аспирантами знал их когда-то,
Все теперь на подбор кандидаты –
Совершают неспешный круг
От высоких ворот познания
К сытной сфере платных услуг.
Называю по имени-отчеству,
Если встречу вдруг на пути.
- Заходите в мое одиночество!
- Как-то времени нету зайти…

Журнал с его читателями, при условии получения обратной связи, при условии интенсивной переписки создавал некое виртуальное пространство, в котором я не был одинок. В этом было явное преимущество.
Я знал, что могу сообщить своей аудитории очень много важного и полезного – того, что она не может получить ни в каком другом месте. Было бы желание это принять.
Я работал с удовольствием и максимальным напряжением. Потом стали происходить перемены. Численно аудитория оставалась прежней, но она перестала быть стабильной. Многие уходили, многие приходили. Общее количество сохранялось всегда, свыше 990, хотя никогда не достигло тысячи. Уменьшилось число комментариев. Я понял, что обратная связь стала для меня уже недостаточной и перестала снимать мое чувство одиночества.
Но все-таки я знал, что существуют 20 или даже скорее 30 человек, в жизни которых я и мой журнал занимаем существенное место. Эти люди являются моими друзьями не по принятой в ЖЖ терминологии, а друзьями реальными, пусть даже общение происходило в виртуальном мире. Часть этих людей хорошо знали меня до журнала, часть связались со мной через журнал, поскольку нуждались в психотерапевтической помощи и, получив ее, по-прежнему сохранили потребность в постоянном со мной общении. И наконец, была небольшая группа людей, которых я не знал лично и которые не нуждались в моей профессиональной помощи, но которые хорошо меня понимали, регулярно читали то, что я пишу, и присылали содержательные комментарии. Этих людей я тоже вношу в число своей привилегированной тридцатки. Эти люди действительно испытывают ко мне дружеские чувства, так же, как и я к ним.
Я был готов работать только для этих 20 или 30 человек. И я работал до тех пор, пока мое состояние не ухудшилось в очередной раз, и это ухудшение было более выраженным, чем все предыдущие. Я прервал текст буквально на полуслове, потому что возник тяжелый гипертонический криз, в результате которого расширился и ранее существовавший постинсультный очаг в моем мозгу. Недели две мои близкие считали мое состояние критическим и даже организовали круглосуточное дежурство, чтобы вовремя вмешаться и не допустить наступления смерти.
Потом я вернулся к далеко не лучшему состоянию, существовавшему до этого гипертонического криза.
Я прошел тщательное обследование и убедился, что мои старые заболевания сохранились, только утяжелились, а новым был только случайно обнаруженный рак, рак пустяковый, пигментированная форма базальноклеточного рака, который редко дает метастазы. Все же оставлять его было нельзя, но справился я с ним за пять дней. Сначала Наташа заметила измененность одной из моих родинок, сделала увеличенные снимки и послала их для консультирования известному дерматоонкологу Игорю Евгеньевичу Синельникову ([livejournal.com profile] dr_jamais). Он сразу разобрался в ситуации и написал: «Сообщите своему пациенту, поскольку он врач, что любое улучшение фотографии бессмысленно. Этих фотографий достаточно, чтобы вынести суждение, и покупка нового фотоаппарата была бы напрасной тратой денег. А нужно обратиться в онкологическое учреждение, где могут сделать соскоб для гистологического исследования и удалить опухоль. Такая опухоль непрерывно растет, хотя метастазы дает редко, и больше полугода я не стал бы ждать».
Опухоль действительно росла. Я обратился в онкологическое отделение Центральной клинической больницы, показал им снимки и письмо Синельникова, и опытный онколог сказал мне: «Это на снимках выглядит страшно. А так это маленькая тютелька. Там даже для гистологического исследования материала не хватит. Я просто выжгу это жидким азотом». И сделал это.
Я все-таки захотел побеседовать с человеком, который был не только известным и талантливым онкологом, но всегда пленял меня своей мудростью. Я хотел послушать, что скажет он.. И он изложил мне свою философию жизни.
«Прекратите обследования, – сказал он. – Эти обследования только способ заставить вас тратить деньги. Практического смысла они не имеют. Даже если потом у вас найдут более тяжелое опухолевидное образование, в них нет все равно нет смысла. Вам 85. Обнаружение таких образований потребует двух операций, обе под общим наркозом. Первую операцию, во время которой будет взят материал из опухоли для морфологического исследования, вы, вероятно, перенесете. Но если злокачественная природа опухоли подтвердится, что потом? Даже если метастазов нет и ее можно еще удалить. В ваши годы, при вашем состоянии здоровья длительный глубокий наркоз, обширное оперативное вмешательство оставляют вам очень мало шансов. Вероятно, вы даже не встанете живым с операционного стола. Я бы не взялся вас оперировать. Во всяком случае, я повел себя так в отношении своего отца». «За тем, чтобы найти человека, который возьмется оперировать меня, дело не станет», – заметил я. «Вы невнимательно слушаете, – ответил Андрей Аркадьевич. – Я сказал, что я не стал бы вас оперировать, исходя из изложенных обстоятельств. Я не говорил, что не найдется людей, которые захотят ни за что получить 30-40 тысяч. Таких теперь развелось много. Ваши основные заболевания, обусловленные, главным образом, давними травмами и выраженным атеросклерозом сосудов, особенно сосудов мозга, никуда не денутся и неизбежно будут прогрессировать.. Но обследоваться бессмысленно. Нет методов, которые обратили бы вспять уже возникшие атеросклеротические изменения. Их прогресс неизбежен».
«И что же, – спросила моя дочь, на присутствии которой при этой беседе Андрей Аркадьевич настаивал, – сидеть и ждать смерти?» – «Зачем ждать? Вы чем-то занимаетесь? Занимайтесь. Будут периоды, когда вы будете не в состоянии что-нибудь делать, потом на каком-то уровне трудоспособность будет возвращаться. И надо использовать эти периоды сохранившейся работоспособности”.

Продолжение следует
berezin_fb: (Default)

 

Уважаемые читатели, дорогие мои друзья!

Всю жизнь я сочинял короткие стихи. Короткие, одна или три строфы. Именно сочинял, а не писал. Потому что никогда не записывал и часто почти сразу забывал. Работа над большим полотном Дегена привела меня к мысли о том, что нужно что-нибудь написать и о тыле. Многое из того, что приведено в этом стихотворении, уже приводилось в моих постах про Приуральный. Но пространство стиха значительно теснее, чем пространство прозы. Я не считаю, что обладаю поэтическим даром, не собираюсь соревноваться с Дегеном,  я только хочу обратить внимание, что в «кровавой бухгалтерии войны» без таких людей в тылу победы было нельзя достичь. Не знаю, насколько я справился с этой задачей. Хотел бы знать ваше мнение об этом.

 

Ф.Березин

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Примечание публикатора

После рассказа "Крупицы правды" мы помещаем два стихотворения Дегена. Это характерные стихи. В одном из них знающий войну как никто другой Ион Деген подчеркивает: "войну я объективно оценить могу в пределах личных секторов обзора", а в другом, рассматривая роль в войне передовых подразделений и тылов,  пытается сопотавить их значение, признавая, что "в кровавой бухгалтерии войны мне разобраться и сейчас непросто".

.
    В кровавой бухгалтерии войны,
    Пытаясь подсчитать убитых мною,
    Я часть делил на тех, кто не вольны
    Со мною в танке жить моей войною.
    
    На повара, связистов, старшину,
    Ремонтников, тавотом просмоленных.
    На всех, кто разделял со мной войну,
    Кто был не дальше тыла батальона.
    
    А те, что дальше? Можно ли считать,
    Что их война, как нас, собой достала?
    Без них нельзя, конечно, воевать,
    Нельзя, как без Сибири и Урала.
    
    Их тоже доставал девятый вал.
    Потери и у них в тылу бывали.
    Но только я солдатами считал
    Лишь только тех, кто лично убивали.
    
    Об этом в спорах был среди задир,
    Противоречье разглядев едва ли.
    Водитель, и башнер, и командир,
    Мы тоже ведь из танка не стреляли.
    
    Я знаю: аргументы не полны
    Не только для дискуссии — для тоста.
    В кровавой бухгалтерии войны
    Мне разобраться и сейчас непросто.

Январь 2002 г.

___________________

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

 

Что видел я из своего окопа?

Что мог в прицеле танка уловить?

Скупой паёк, и то, не съев, а слопав,

Имел  ли право о тылах судить?

 

В деталях страшных все бои в моём мозгу.

Но избегаю о сраженьях спора.

Войну я объективно оценить могу

В пределах личных секторов обзора

                                       1.02.2014  г.

berezin_fb: (Default)

ОСВЕТИТЕЛЬНАЯ РАКЕТА



Из проклятой немецкой траншеи

слепящим огнем

Вдруг ракета рванулась.

И замерла, сжалась нейтралка.

Звезды разом погасли.

И стали виднее, чем днем,

Опаленные ветви дубов

и за нами ничейная балка.



Подлый страх продавил моим телом

гранитный бугор.

Как ракета, горела во мне

негасимая ярость.

Никогда еще так

не хотелось убить мне того,

Кто для темного дела повесил

такую вот яркость.



Июль 1942 г.



осветительная ракета



Осветительная ракета



Иллюстрация к сборнику рассказов под общим заголовком "Солдаты Родины" (Москва-Ленинград, "Детская литература", 1953)



Источник



ИЗ РАЗВЕДКИ



Чего-то волосы под каской шевелятся.

Должно быть, ветер продувает каску.

Скорее бы до бруствера добраться.

За ним так много доброты и ласки.



Июль 1942 г.



Read more... )



Обращение к читателям



Глубокоуважаемые читатели, дорогие мои друзья!



Публикуя этот отрывок из переписки, я присоединяюсь к желанию Дегена выяснить, что вы думаете о письме Дегена и о личности Жанны Бичевской.



Ф.Березин

Этот пост на сайте

berezin_fb: (Default)

Мы получаем много комментариев, посвященных личности Иона Дегена и его отношению к наградам военного времени. Поэтому мне хочется повторить два стихотворения Дегена, посвященных юбилейным Дням Победы, хотя они уже и были опубликованы ранее.

 

Медаль «60-летие Победы»

Обрастаю медалями.
Их куют к юбилеям.
За бои недодали мне.
Обделили еврея.

А сейчас удостоенный…
И вопрос ведь не важен,
Кто в тылу, кто был воином,
Кто был трус, кто отважен.

Подвиг вроде оплаченный.
Почему же слезливость?
То ль о юности плачу я,
То ли – где справедливость?

64

Ион Деген во время своего приезда в Москву в октябре 2013 года. Рядом с  ним его жена Люся.

Фото с сайта

Медаль "65-летие Победы"

Привычно патокой пролиты речи.
Во рту оскомина от слов елейных.
По-царски нам на сгорбленные плечи
Добавлен груз медалей юбилейных.

Торжественно, так приторно слюняво,
Аж по щекам из глаз струится влага.
И думаешь: зачем им наша слава?
На кой… им наша бывшая отвага?

Безмолвно время мудро и устало
С трудом рубцует раны, но не беды.
На пиджаке в коллекции металла
Ещё одна медаль ко дню Победы.

А было время – радовался грузу.
И боль потерь превозмогая горько,
Кричал: «Служу Советскому Союзу!»,
Когда винтили орден к гимнастёрке.

Сейчас всё гладко, как поверхность хляби.
Равны в пределах нынешней морали
И те, кто блядовали в дальнем штабе,
И те, кто в танках заживо сгорали.

23.02.2010 г.

berezin_fb: (Default)

Сегодня мы встречаем День Победы вместе с Ионом Дегеном, который много сделал для приближения этого дня и стал человеком-легендой еще во время войны. Его кличка в танковой бригаде прорыва была Счастливчик. В этой бригаде шутили: "После первого или второго прорыва у нас только одна перспектива: Наркомздрав или Наркомзем". Но оказалось, что это дано не всем. Деген провоевал в бригаде прорыва восемь месяцев и был тяжело ранен уже в Восточной Пруссии 25 января 1945 года. Он прошел через палату смертников, но выжил, а потом написал публикуемые стихи. Сегодня мы предлагаем вам стихи Иона Дегена, которые еще не публиковали.

62

Ион Деген читает свои стихи (2013 г.)

Фото с сайта

 

Read more... )

Profile

berezin_fb: (Default)
berezin_fb

November 2016

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:35 am
Powered by Dreamwidth Studios