berezin_fb: (Default)

От редактора. В дни, когда все причастные к событиям 19-21 августа 1991 года и просто свидетели их вспоминали те дни, свои мысли, чувства, наблюдения и действия, я вспоминала еще и долгие разговоры с Феликсом Борисовичем о том, что же это было, к чему привело, как могло бы быть по-другому. Я собиралась кратко пересказать его позицию. Но потом, пересмотрев старые комментарии, поняла, что мне не нужно ничего писать от себя, рискуя внести невольно искажения, можно просто свести воедино уже высказанное и зафиксированное. Ведь он неоднократно обсуждал значение этого переломного момента в судьбе ученых.







Осенью 2012 года Феликс Борисович с помощью Юрия Бедерова работал над циклом о физике Дмитрии (имя этого ученого на самом деле другое) под названием "Мир на ногах и вверх ногами. Нарушение социального статуса и жизненных ценностей". Среди многочисленных сюжетных линий есть и такая: клиент сообщает психотерапевту мнение эксперта о неизбежном прекращении существования Советского Союза.


Read more... )

"— Вы готовы выслушать неприятную информацию?

— Да, — сказал Дмитрий, — приятной информации от вас я давно не жду.

— Вступление будет приятным. Та служба, к которой я принадлежу, условно назовём её службой секретной экспертизы, сохранится при любом развитии событий. Это значит, что я смогу обеспечить ваш отъезд ровно через три года после того, когда вы откажетесь от первой формы допуска. В экспертных заключениях я не излагаю своих убеждений, которые могут противоречить желаниям правителей, а проверенные факты всегда нужны, если не правителю, то его окружению. Группа из трёх человек, в которую я вошёл, провела анализ сложившейся ситуации. Мы пришли к выводу, что Советский Союз как государство перестанет существовать в течение года–полутора. Люди, которые хотят иметь неограниченную власть в трёх важнейших республиках, готовы пожертвовать Советским Союзом. Эта информация доведена до нынешнего руководства КГБ, но они не рискнут предпринять решительные действия. Можно представить себе два сценария, при которых Советский Союз сохранится, но в нынешней ситуации оба они невозможны. Первый сценарий основывается на известном изречении «Нужно окропить страну мёртвой водой диктатуры, чтобы потом, когда будут ликвидированы опасности её существованию, обрызгать её живой водой демократии». Установление диктатуры требует решительного лидера и безоговорочного авторитета в армии. Нынешнее руководство Союза не имеет ни того, ни другого. Второй сценарий – военный. Вы помните, что когда Конфедерация южных штатов объявила свою независимость от Североамериканских соединённых штатов, так тогда называлась страна, конгресс не признал легитимности этого отделения и Линкольн объявил мобилизацию. Вначале армия Североамериканских соединённых штатов не была сильнее армии Конфедерации, а Грант не был более талантливым полководцем, чем генерал Ли, возглавивший армию Конфедерации. Но Североамериканские Соединённые Штаты располагали более сильным флотом. Они смогли установить блокаду штатов, вошедших в Конфедерацию, и был только один фронт, разделявший Север и Юг. Тот, кто попытался бы сохранить Советский Союз военным путём, должен был бы вести войну сразу против нескольких республик, объявивших о независимости, на нескольких фронтах,, не имея возможности блокировать зарубежную помощь этим республикам. Соответственно, военный путь тоже не представляется возможным. Советский Союз обречён. Возможно, будет сделана попытка предотвратить его распад,, опираясь на армию, но армия не лояльна по отношению к нынешним лидерам. Я повторяю, что время жизни Советского Союза определяется интервалом, продолжительность которого год-полтора. Попытка сохранить Союз, опираясь на нелояльную армию, обречена на провал. Если контору не ликвидирует Миноборонпром ещё в Советском Союзе, она неминуемо перестанет существовать тогда, когда крах Союза произойдёт. Повторяю, всё, что вы хотите сделать, должно быть сделано в этом году или в первом квартале 1991 года. Я настаиваю на том, чтобы вы дали своей команде возможность самоопределения.

— Сколько вы даёте мне времени на это? – спросил Дмитрий.

— Команду нужно информировать примерно месяца за два до того, когда вы сочтёте завершенными эксперименты на этом этапе вашей работы".



После этого разговора Дмитрий, человек сверхтщательный, начинает ощущать все возрастающую тревогу. Вначале он считает, что должен отдавать все время эксперименту, иначе рискует не успеть уложиться в отведенное макроэкономической ситуацией время. Но когда тревога приводит к возникновению панических атак, Дмитрий понимает, что в таком состоянии он не сможет работать. По совету коллеги он идет на психотерапию и так знакомится с Феликсом Борисовичем.



В ходе терапии Дмитрий формулирует одну из своих проблем так:



"Пожалуй, до первой встречи с генералом Гровсом у меня ни разу не возникало ни чувство досады, которое у меня обычно сопровождало ощущение недостаточной успешности, ни чувство угрозы. Исходя из моего теперешнего понимания, я думаю, что чувство угрозы, которое впервые появилось при общении со смертельно больным Фейнманом, вновь возникло уже после разговора с генералом Гровсом, когда он сообщил мне о высокой вероятности трагического сценария. Даже получив эту информацию, я сказал Александру, что статистически вычисленные вероятности не играют роли в каждом конкретном случае. Например, сообщение о том, что при землетрясении пострадали две трети населения, содержит не только трагическую, но и оптимистическую информацию. Его можно воспринимать как сообщение о том, что треть населения не пострадала. Я тогда жил с верой в свою благую звезду. Эта вера не проверялась в пространстве аргументов. В то время у меня не было такого навыка. Но, несмотря на веру в свою звезду, мысль «Я могу не успеть» после разговора с Александром возникла впервые со времени моего возвращения из США. Ощущение угрозы, которое отражает блокаду потребности в безопасности, усилилось, когда к сообщению о возможном развале страны генерал Гровс добавил информацию о неотвратимости такого развития событий. Тогда я не продумывал этого, но мысль о том, что наука, а, следовательно, и я, пострадают неизбежно, жила во мне всё это время. Теперь я понимаю, что с того времени тревога уже была постоянной, хотя в явных феноменах она проявлялась только периодически. Когда я думаю об этом, то понимаю, что после информации Александра блокировалась не только потребность в безопасности, но и потребность в идентичности Я-образа. Естественно, что так чётко я формулирую это только теперь. Но уже в то время я поставил знак равенства между своей жизнью и своей работой в науке".



Позднее происходит еще один важный разговор с "генералом Гровсом":



"- Александр сказал мне: «Я действительно заинтересован в вашей работе в CERN. Если вы останетесь здесь, то вам будет доступа только теоретическая работа. Возможности эксперимента в дальнейшем развитии теории могут в этом случае быть предметом только умозрительной оценки. В CERN вы будете в состоянии эти эксперименты проводить. Ситуация в этой стране может измениться, и тогда вы вернётесь с новыми знаниями и новыми представлениями. В этом случае и знания и представления могут быть использованы на благо России. Думаю, именно так будет называться нынешняя союзная российская республика после распада страны. Я сделал то, что и сейчас было очень трудно, а год назад было бы вообще невозможно. Вы напишете докладную о том, что для дальнейшей работы вам не нужны сведения о деятельности других подразделений конторы, и попросите изменить форму допуска. Я приложу к вашей докладной своё заключение о том, что данные, полученные вами в течение последнего года, не требуют совершенной секретности. Я также сообщу о том, что значительная часть полученных вами данных без точного описания эксперимента, была с моего разрешения опубликована в открытой печати. После вашей докладной и моего заключения форма допуска вам будет изменена на вторую. Что касается членов вашей команды, то такая же процедура возможна и для них. Впрочем, я не думаю, что для вашей четвёрки это важно. Насколько мне известно, планов отъезда за рубеж в настоящее время у них нет. Если вы примете моё предложение, то вы сможете пользоваться всеми благами, которые даёт контора, и ждать после отказа от второй формы допуска два года, а не три, как сейчас. Я думаю, что год для работы в конторе у вас ещё есть».



Психотерапия оказывается успешной, Дмитрий выбирает оптимальный для себя и своего ближайшего окружения способ действий. Тревога возвращается только в дни путча в августе 1991 года.





"Уже на следующий день я вспомнил, что Александр сказал мне: «Возможна попытка предотвратить распад Союза, опираясь на армию. Но опора на нелояльную армию невозможна». Я подумал, что не произошло ничего, о чём бы я не знал заранее. Я следил за развитием событий, но это больше не вызывало напряжения. Армия действительно оказалась нелояльной, некоторая её часть перешла на сторону сепаратистов, хотя в это время они ещё не понимали, что поддерживают именно сепаратистов. Группа «Альфа» отказалась выполнять приказ. Командир этой группы сообщил ГКЧП, что во внутренних конфликтах «Альфа» сохраняет нейтралитет. Как и предсказывал генерал Гровс, попытка сохранить Союз была обречена на провал. (...) Я ... прочно стою на ногах в мире, который перевернулся вверх ногами. Меня лично может утешать то, что я имею возможность попасть в ту часть мира, которая не меняла положения. Основная часть населения такой возможности не имеет. Это огорчает меня, но в то же время я понимаю, что уже невозможно что-либо изменить".



Вскоре Дмитрий переезжает в Швейцарию, где включается в интерациональную команду коллег-физиков. Его жена, которая в новой России становится очень успешной, не спешит к нему присоединиться. Родители также предпочитают остаться на родине, в привычном социальном окружении.



Рассказывая эту историю, Феликс Борисович формулировал вопросы к читателям. Зачастую формулировка вопроса уже содержала указания на точку зрения автора. Но в результате разворачивавшихся дискуссий и сообщались дополнительные сведения, и более выпукло формулировалась точка зрения автора...



В частности, о политической ситуации вопросы были такие:

— Считаете ли вы полезным предвосхищение сложных ситуаций, хотя это и может вызывать тревогу? Возможно ли заранее выработать линию поведения в ещё неизвестных ситуациях?

— Как вы относитесь к распаду Советского Союза, который экспертиза позволила предсказать заблаговременно, и к тому, что руководство КГБ, информированное о таком сценарии, не сочло возможным предпринять решительные действия?

— Считаете ли вы «эмиграцию мозгов», которая ускорилась в последний год существования Советского Союза и достигла максимума после контрреволюционного переворота 1991 года, неизбежной, или новые правители просто не считали нужным принимать меры для предотвращения такой эмиграции? Что, по вашему мнению, способствовало физической эмиграции учёных, хотя возможность удалённого сотрудничества с крупными научными центрами за рубежом была возможна даже уже в начале 90-х?

— Что вы думаете о расхождении критериев оценки со стороны мирового сообщества коллег-исследователей и со стороны власть предержащих в этой стране?

 — Как вы оцениваете значение информации, о неизбежном распаде Советского Союза, которую Дмитрий получил от Александра?

— Считаете ли вы, что тревога, возникающая в связи с прогнозом изменения общественного строя у исследователей, работающих в области фундаментальной науки, выражена больше, чем у населения в целом?

— Считаете ли вы целесообразным оценку сроков, в которые произойдёт прогнозируемое событие? Учитываете ли вы дисперсию сроков, неизбежную при любом предсказании?

— Из чего, по вашему мнению, исходил генерал Гровс, когда добился изменения статуса Дмитрия, которое сокращало сроки ожидания до отъезда в CERN?

— Чем, по Вашему мнению, объяснялся авторитет Геращенко в коммерческих кругах?.

— Считаете ли Вы, что к концу первого квартала 1991 года были основания ожидать обесценивания рубля?

— Считаете ли Вы естественным, что ощущение мира, стоящего вверх ногами, может вызывать чувство напряжения даже у человека, который, несмотря на такой переворот мира, твёрдо стоит на ногах?



Я несколько дней копировала в один файл все, что надиктовал Феликс Борисович на эту тему. Текст целиком оказался в 8 раз больше, чем тот, что вы могли прочесть только что. И "круглая дата" - 25 лет со дня путча 19-21 августа 1991 года - за это время прошла.





А завтра, 25 августа, другая печальная годовщина.



25 августа 2015 года скончался Феликс Борисович Березин.



Кстати, официальная дата смерти одного из его ближайших друзей Изяслава Петровича Лапина - тоже 25 августа, только 2012 года. Но это уже случайное совпадение. В последние дни жизни у Феликса Борисовича не было возможности сопоставлять даты.



Поэтому продолжение публикации подборки записанных высказываний Ф.Б.Березина  о судьбе Советского Союза - не завтра.



Н.Иванова aka zewgma



Продолжение



Этот пост на сайте

berezin_fb: (Default)
Я буду писать в личном отступлении и о своих студенческих годах, и о своей работе после окончания института. Но сегодня я пишу о другом.

Смерть и воскрешение

Я не собирался умирать и воскресать. Еще в «Жаре» я писал:
Тот, кто дожил один до глубоких морщин,
До серых седин, до сплошных седин,
Тот сумеет уйти один.

К сожалению, мне не дали такой возможности.
Однако, как известно, сослагательное наклонение по отношению к прошлому бессмысленно, и я живу в той ситуации, в которой я оказался после того, как 7 ноября возвратился из стационара домой. Возможно, я повторяюсь, но я продолжу эту мысль. Сразу же после того как я оказался дома, я письменно оформил свой от новой госпитализации независимо от того, как будет меняться мое состояние, и все, кто имеет со мной дело, включая мою дочь, Наташу [livejournal.com profile] zewgma и тех медицинских сестер, которые сейчас обеспечивают наблюдение за мной, с этим отказом ознакомлены.
Я вновь собираюсь встретиться с Ионом Дегеном. Я поеду на эту встречу в машине «скорой помощи» корпорации «Семейная медицина» и перед отъездом вручу врачу копию моего отказа от госпитализации.
Я уже писал, что за 40 дней моего отсутствия читаемость журнала упала вдвое, а число активных моих корреспондентов сократилось с 40 до 15. Я не считаю нужным устанавливать прямую связь с теми, кто перестал быть моим активным читателем. Я могу писать только в журнале, который мои прежние взаимные друзья теперь не читают.
Появляются новые читатели. И за то непредсказуемое время, которое мне отпущено, количество моих активных корреспондентов вновь возрастет.
Этот маленький кусочек личного отступления я сегодня опубликую в журнале.

Я глубоко сожалею, что понятные, но противозаконные с точки зрения законодательства Европейского союза действия моей дочери и моей постоянной сотрудницы в журнале Натальи Ивановой ([livejournal.com profile] zewgma) привели меня к ненужному мне воскрешению, к той ситуации, о которой я еще раньше писал в той же «Жаре»:

Два года страданий? Зачем они?
Я лучше счет поведу на дни,
Но мои это будут дни.

Однако история не знает сослагательного наклонения. В мире, в котором я оказался, несмотря на то, каково теперь мое тело, я продолжаю вести журнал, и корреспонденции, которые я получаю из широкого мира, дают мне чувство, что я в этом мире еще присутствую. Вероятно, этим и следует закончить этот раздел моего личного отступления.

Мое восприятие нынешней ситуации


Я далек от идеализации советского строя. Но в Советском Союзе существовала наука, существовала промышленность, существовал интерес к изучению далеких окраин и к психологическим исследованиям, с которыми была связана кадровая политика важных для государства (тогда оно существовала) областях. В качестве примера я могу привести мои экспедиции, мои исследования в европейских полярных районах, в гражданской авиации и в научно-исследовательских организациях, ведущих исследования, имеющие оборонное значение и значение для общегосударственной политики. Отчеты об этих экспедициях и исследованиях тогда я направлял моим кураторам в Совете министров, Госплане и официально – в Государственный комитет по науке и технике и руководителям существовавшей тогда программы «Отчизна». Вряд ли кто-нибудь интересовался результатами этих исследований во властных структурах территории, ныне именуемой Россией.
Здесь мне хотелось бы вспомнить, как во время прогулки по довольно большому парку, примыкающему к Проспекту Вернадского, к нам с Еленой Дмитриевной подошла женщина, которая сказала, что она участник социологического исследования, и задала мне ряд вопросов. Полагаю, что для упомянутого социологического исследования эти вопросы были стандартными.
Она спросила меня, как я оцениваю те изменения государственного строя, которые произошли в постсоветский период. Мне предоставлялся выбор из четырех вариантов: положительно, скорее положительно, скорее отрицательно, отрицательно. Естественно, что я выбрал «отрицательно».
«Назовите причины такой оценки». И я процитировал высказывание руководителя Научного центра сердечно-сосудистой хирургии имени А. Н. Бакулева профессора Бокерии: «За постсоветские годы мы ничего не приобрели, а все, что имели, потеряли».
«Ваше собственное имущественное положение, - спросила женщина, - за постсоветское время улучшилось, осталось прежним, ухудшилось?» И я сказал: «Улучшилось».
«Изменение вашего собственного имущественного положения влияет на вашу общую оценку изменения государственного строя?» - «Нет», - ответил я.
Елена Дмитриевна на ее вопросы отвечать отказалась и сказала при этом: «Если у меня и есть какие-то разногласии с моим мужем, они не представляют интереса для социологических исследований».
Ко времени этого разговора моя лаборатория уже прекратила свое существование. Я оставался профессором кафедры психиатрии и медицинской психологии, но отнюдь не профессорская зарплата обуславливала мою материальную обеспеченность. Я работал в качестве консультанта по психологическим вопросам в международной небанковской финансовой корпорации, а ко времени этой беседы уже был главным консультантом по психологическим аспектам кадровой политики в корпорации «Консультант». Консультант в «Консультанте» - звучит как тавтология, но так было тогда. И тогда же я подготовил для продолжения этой работы корпорации «Консультант» трех бывших сотрудниц моей лаборатории (Антонина Болеславовна Юзвяк называет их девочками, хотя младшей из них скоро будет 60).
В Советском Союзе читали мои экспертные отчеты. Другое дело, что мнение экспертов далеко не всегда принималось во внимание (даже тогда, когда я экспертом считался уже официально). Но все-таки я почувствовал духовную близость к своей читательнице, которая писала мне уже из Израиля: “Мы все отпуска проводили в путешествиях, добирались даже до Камчатки, откуда был родом мой муж, а страна была такая огромная и такая своя”.

Республики стали независимыми, и даже мои друзья из Эстонии, где я ежегодно читал курс лекций в Тартуском университете, вдруг забыли о моем существовании. Советский Союз был моей родиной, и что бы о нем ни говорить, я как родину его и воспринимал. После того, как он распался, я живу без родины, но до смерти Елены Дмитриевны моей родиной был мой дом.
Вчера Антонина Болеславовна Юзвяк вспоминала, что в лаборатории я говорил: “Болезнь – не основание для того, чтобы не работать. Только смерть освобождает ставку”. И не только декларировал это, но и вел себя таким же образом. У меня не бывало так называемых больничных листов, и что такое лечебное пособие, я узнал уже тогда, когда в возрасте 85 лет был госпитализирован в отделение реанимации и интенсивной терапии (напоминаю, что это было сделано после того, как я потерял сознание). Впрочем, к тому времени я уже числился пенсионером, никаких больничных листов не оформлял, и лечебное пособие мне выделила все та же корпорация «Консультант».

На территории независимой Украины я был только один раз. Я приезжал туда по приглашению Нафтогаза, и администратор гостиницы (хорошей гостиницы, на фасаде которой красовались три звезды, а где-нибудь в Германии она бы числилась по крайней мере четырехзвездочной) высокомерно сказала мне: «У вас, наверное, рубли. Вон напротив бюро обмена, поменяйте эти ваши рубли на гривны». «Я не выезжаю на территорию других государств с рублями, - сказал я. – У меня нет рублей, только доллары». И спросил: «А доллары менять нужно?» «Нет, - сказали мне, - доллары давайте так».
Водитель такси, на котором я доехал до гостиницы, был готов принять и рубли, но долларам обрадовался больше.
Больше на территории независимой Украины я не бывал.
Я жил на территории Украины, вначале Восточной, а потом Западной, в возрасте с четырех до двадцати двух с половиной лет, за исключением четырех лет эвакуации.
Я вполне солидарен со словами журналиста, который еще перед провозглашением независимости Украины уехал с Украины в Англию. А сейчас он говорит: «Я люблю Украину, хотя не приемлю, а порой и ненавижу возникшее там государство. Как можно любить Украину и так относиться к ее государству? Вероятно, это возможно потому, что теперь я не живу на Украине и знаю, что больше никогда жить там не буду». Я вполне разделяю это мнение. Просто слово «ненавижу» для меня слишком эмоционально. Особенности моей личности исключают ненависть как понятие. Во всем остальном я чувствую то же. Я знаю, что люблю Украину и что категорически не приемлю созданное там нацистское государство.
Разумеется, я люблю и Россию. Хотя, в отличие от советского времени, у меня нет личных контактов с теми, кто осуществляет власть на территории, именуемой Россией.
Это было короткое отступление от «Личного отступления», и в продолжении своего личного отступления я напишу об окончании своих студенческих лет, о своей последующей работе, вероятно, в значительной степени повторяя уже опубликованные воспоминания.

Продолжение следует
berezin_fb: (Default)
Независимая Украина возникла как результат развала Советского Союза, и первый ее президент Кравчук, избранный президентом еще в советское время, когда он баллотировался в президенты, конкурируя с Чорновилом –известным демократическим националистом волны 60-х годов, одним из участников известной акции националистов при демонстрации фильма «Тени забытых предков». – выступал против Кравчука просто чтобы создать демократическую альтернативу. Он не вел активную агитацию в свою пользу, и тем не менее Кравчук набрал только немногим больше 61% голосов, что свидетельствует о том, что он не пользовался особой популярностью. У него не было никаких заслуг перед Западной Украиной. Тем не менее, западные регионы голосовали за него, поскольку он был родом из Ровенской области и по месту рождения воспринимался как свой. Кравчук был личностью неоднозначной, а мною часто воспринимается, как фигура трагическая.
На Украине, входившей в состав Советского Союза, Кравчук успешно поднимался по карьерной лестнице. Его высшими постами на Советской Украине были посты руководителя отдела агитации и пропаганды украинского ЦК Коммунистической партии, потом – председателя Верховного совета Украины, что в переводе на украинский язык уже тогда называлось Верховной Радой. В бытность свою руководителем заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК Коммунистической партии Украины выступал в открытой дискуссии против националистов, считавших, что только независимая Украина может быть для украинцев родным домом.
Мало кому известно и может показаться странным, что на мысль о независимости Украины Кравчука навело случайное совпадение фактов. Когда во время кратковременного правления Государственного комитета чрезвычайного положения (ГКЧП) Горбачев был изолирован в Форосе, Кравчук ничего не мог сделать для его освобождения, потому что расположенные на Украине войска не были ему подчинены. Тогда он решил, что нужно создать такую ситуацию, когда все на территории Украины будет подчинено ее президенту. Это могло быть достигнуто в результате изменения Конституции СССР. Но поскольку СССР был все равно обречен на развал – не благодаря Кравчуку и не благодаря объективным закономерностям исторического развития, как об этом часто говорят теперь, а потому, что еще до беловежского сговора Ельцин, тогдашний председатель Верховного совета России, уже провозгласил, что Россия ставит свои законы выше союзных и фактически выходит из состава Союза. Если говорить о роли личности в истории, то, на мой взгляд, эта роль заключается в том, что обладающая властными возможностями личность может определить один из вначале возможных альтернативных путей исторического развития. Ельцин был такой личностью, личностью эгоистичной, своекорыстной и зловещей.
Именно Ельцин сделал возможным беловежскую сделку, до этого еще ликвидировав эффективные органы государственной безопасности Советского Союза. Его ставленник Бакатин заявил в качестве последнего председателя КГБ Советского Союза: «Я пришел в КГБ, чтобы его уничтожить». И запретил его оперативные мероприятия.
Советский Союз был обречен, поскольку он мог существовать без Украины, мог существовать без Белоруссии, но он не мог существовать без России.
Эта вставка не имеет отношения к истории Украины. Она только характеризует условия, в которых независимая Украина возникла.
Что представляла собой независимая Украина, президентом которой стал Кравчук? Если взглянуть на карту, то можно понять, что эта территория создалась как лоскутное одеяло.

Первый лоскут - Донбасс, вошел в состав Украины в связи с позицией Ленина, несомненно, крупного государственного деятеля, однако мыслившего в соответствие с революционными представлениями своего времени. Ленин писал: «Возможно, национальные республики станут полностью независимыми и сохранят связь только по линии партии. Типичное для Ленина коминтерновское заблуждение, базировавшееся на представлении, что партия большевиков а начале называвшаяся в 1905 году РСДРП (б), затем ВКП(б) (Всероссийская коммунистическая партия большевиков будет существовать неограниченное время.
Кравчук подписал Беловежское соглашение о ликвидации Советского Союза, хорошо понимая, что Советский Союз все равно обречен, поскольку он мог существовать без Украины и без Белоруссии, но не мог существовать без России. Не подпись Кравчука определила развал Союза. Но при развале Союза независимость Украины была единственным выбором.
Президентом Украины Кравчук был избран еще при советской власти на всенародных выборах, где он баллотировался в конкуренции с известным националистом-демократом 60-х годов Чорновилом. Чорновил не вел агитацию в свою пользу, тем не менее Кравчук набрал только немногим более 61% голосов, что свидетельствует о том, что он не имел высокой популярности. Интересно, что он не проводил никакой прозападной политики, а западные области голосовали за него, вероятно, просто по месту его рождения – он родился в Ровенской области – и в этой связи воспринимался как свой. До Беловежского сговора, всего лишь за год до этого, он был противником независимости и искренним членом Коммунистической партии. Он вышел из Коммунистической партии после создания ГКЧП и на выборах баллотировался уже как беспартийный. Став президентом, он искренне стремился проводить многовекторную международную политику, равноудаленную и от России, и от Запада, полагая, что независимая Украина должна быть нейтральной. Нейтральная Украина была бы великим благом не только для нее самой, но и для всей Европы. Нейтралитет предполагает и внутреннее единство страны, а это возможно только в том случае, если страна высоко демократична.
Мне кажется полезным рассмотреть это на примере Швейцарии. Швейцарские кантоны объявили о своем постоянном нейтралитете сразу после изгнания войсками Суворова французов из Швейцарии. Что значит нейтральная Швейцария? Кантоны, из которых состоит Швейцария, имеют разные языки. Есть немецкоязычные кантоны, франкоязычные и даже один италоязычный. Нейтральная Швейцария немедленно объявила все три языка государственными. В управлении Швейцарией огромную роль играет непосредственное волеизъявление граждан. Навык этого волеизъявления возник благодаря высокой роли референдумов, причем главную роль в приобретении этого навыка сыграли местные референдумы, на уровне городов и общин, где каждый видел, что его голос играет роль в принятии решения. В референдумах вначале принимали участие только мужчины («граждане, способные носить оружие»). Но избирательное право для женщин в Швейцарии было введено раньше, чем в большинстве стран. Навык местных референдумов привел к тому, что референдумы общенациональные начали восприниматься всерьез, а очень многие вопросы в Швейцарии решаются именно на референдумах. В условиях многоязычной страны исключено какое-либо изменение отношения к любым гражданам Швейцарии, связанное с языком общения в данном кантоне. К моменту объявления нейтралитета швейцарские кантоны были экономически сильными, и экономические проблемы не могли препятствовать установлению демократии нейтралитета.
Для Украины этот путь оказался невозможным. Не внешняя политика составляла основную проблему Украины. Это был период тяжелого экономического кризиса, который всегда соответствовал периоду создания капитализма, ибо первичный капитализм, по словам Маркса, всегда является разбойничьим капитализмом. Особенности периода разбойничьего капитализма в бывших социалистических странах заключались в том, что ранее государственный бюджет теми или иными путями получали в свое распоряжение новые капиталисты. Украина не могла жить за счет природных богатств. Даже Россия, располагающая запасами нефти и газа, вышла на уровень 1989 года, по словам Путина, в 2012 году, в чем лично я сомневаюсь. Я полагаю, что этот уровень не достигнут и до сих пор. На Украине основу национального дохода составляли промышленные предприятия, в основном наукоемкие. В качестве примера могут быть названы ракетная и космическая промышленность, самолетостроение, современная металлургия. Национальный доход приносили принципиально новые технологии. Примером таких технологий мог бы служить Институт сварки имени Патона, который создал методы соединения ранее не соединимых материалов. И эти технологии внедрялись в наукоемкие предприятия Украины. Только путем сохранения таких предприятий Украина могла сохранить приемлемый уровень национального дохода. Удержать на плаву крупные промышленные предприятия можно было только сохранив большую часть бюджета от распределения между вновь возникшим классом капитализма и направив часть бюджета на поддержку предприятий, зачастую имевших передовые технологии, которые в случае сохранения могли увеличить национальный доход Украины. В отличие от России Украина не имела нефтяной иглы, не имела экспорта газа, и повысить свой национальный доход могла только таким образом. Леонид Кучма, который в период президентства Кравчука был премьер-министром, сделал такую попытку, получив на полгода право издавать декреты, не подлежащие утверждению Верховной Радой. Такое право давало возможность эффективно использовать бюджет, который в основном уже перешел в руки «разбойничьих капиталистов». Кучма, инженер по образованию, руководитель одного из крупнейших предприятий Украины – Южмаша, понимал, что делает. Но разбойничий капитализм уже полностью хозяйствовал на Украине. И через полгода полномочия Кучмы были ликвидированы, и он подал в отставку.

Для Украины верно то, что говорил о России Борис Березовский, в прошлом математик, член-корреспондент АН СССР по отделению прикладной математики: «Российские состояния – это распределение в частные руки государственного бюджета, потому что других денег в стране просто не было». На Украине на предприятиях, еще государственных, и в государственных учреждениях шахтерам и учителям по много месяцев не выплачивалась зарплата. Если учителя и врачи не могли осуществлять сколько-нибудь выраженного политического давления, то шахтеры такое давление оказывать могли. Была объявлена всеобщая стачка шахтеров Донбасса. Центральное собрание шахтеров-забастовщиков собиралось на площади и официально называлось Площадью. Площадь может быть переведена на украинский язык как слово площа. Но интересно, что один из переводов этого слова – слово Майдан.
К тому времени, когда делегация Верховной Рады Украины приехала на переговоры со стачечниками, эти переговоры были чрезвычайно важны, потому что стачечное движение в Донбассе откликнулось стачками во многих городах и забастовками даже на угольных шахтах Западной Украины. Попыталась обсуждать экономические вопросы, но стачечный комитет экономические вопросы отказался обсуждать, потому что Площадь поручила ему не обсуждать экономические вопросы до тех пор, пока не будут решены вопросы политические. Политическим требованием стачечников в тот период было проведение всеобщего украинского референдума. Этот референдум был им обещан, но, как это бывает очень часто, если не повсеместно, это обещание было нарушено, и вместо референдума Верховная Рада объявила досрочные выборы президента и парламента.

Кравчук не мог выиграть эти досрочные выборы, хотя не возражал против них, именно из-за экономических проблем. Инфляция достигала тысячи процентов в год.
Я много беседовал с людьми, которые в тот период проживали на Украине. Они вспоминают, что тогдашняя валютная единица Украины – карбованец (что в переводе на русский язык означает просто рубль) обесценивалась с такой скоростью, что утром на карбованец можно было купить значительно больше, чем вечером того же дня. Уже нельзя было выплачивать зарплату карбованцами как единицами. Она выплачивалась купонами по тысяче, потом десять тысяч карбованцев, а потом и сто тысяч карбованцев в одном купоне. В одном купоне начале 1993г – 500000 карбованцев, в конце его – миллион. Люди на Украине и не говорили «карбованец», говорили «купон». Жители Украины, с которыми я беседовал, говорят об этом времени с ужасом. Потому что не хватало самого необходимого, и для маленького ребенка невозможно было купить ни пеленки, ни распашонки ни за какие деньги. На черном рынке («из под прилавка») стоимость была на порядок выше. Не обесценивалась только земля.
«Мы жили землей, – говорит моя винницкая собеседница. - Жили в сельском доме. 30 соток - не просто фрукты и овощи. Это картошка, второй хлеб. Весной была молодая картошка. А в погребе еще оставалась старая, вялая, но съедобная. Картошкой можно было откормить поросенка. Картошка и сало была нашим обычным питанием. А если и куры, то еще и яйца. У многих кролики были. А чисто городские, кто умел что-нибудь, портные, например, зарабатывали на наших заказах. Одежду ведь заказывали. Готовую купить негде было».
Я детально изучал вопрос о том, как проходила на Украине, в 1991г еще не порвавшей с рублем советского периода, ликвидация денежного навеса, который не имел товарного покрытия. Шоковая терапия, которую проводил в России Егор Гайдар, на Украине не рекламировалось. Но осуществлена она была. Осуществлена так же быстро и бесчеловечно, ценой резкого обнищания населения, ценой угрозы физической гибели поколения пенсионеров, для которой сбережения были единственным источником средств существования. Все вклады населения в Сберегательном банке, которые традиционно рассматривались, как наиболее надежное обеспечение будущего потребления, были внезапно заморожены на неопределенный срок. Существовали более гуманные пути решения этой проблемы. Однако история не знает сослагательного наклонения.
Ненадолго вернусь к беседе с моей винницкой собеседницей, чтобы в тексте вновь зазвучал человеческий голос. «Наши накопления были в рублях. Вначале было объявлено, что они останутся накоплениями, только если их поместить в банк. Стояли очереди для того, чтобы поместить их в банк. А когда все накопления уже были в банке, вдруг объявили, что вклады заморожены, и пользоваться ими нельзя».
Очевидно, что в обстановке обеднения масс человек, стоящий у власти, не мог выиграть выборы. Как говорил Свифт, «человек, который лежит на правом боку и испытывает боль, естественно переворачивается на левый, хотя и не ждет особого облегчения от этой перемены».
berezin_fb: (Default)

Сегодня мы публикуем первомайские открытки и плакаты, выпущенные в Российской Федерации и в СССР с 1918 по 1937 г. и отражающие тенденции времени.

1918 год. 1 мая объявлен нерабочим днем

субботник 1919

1919 г. 1 мая - всероссийский субботник.

Дмитрий Моор.

Read more... )

Этот пост на сайте

berezin_fb: (Default)
Начало цикла здесь

Вопрос о судьбе лаборатории волновал всех сотрудников. Сокращение штата научных учреждений, ликвидация подразделений, необходимых для их работы, массовая утечка мозгов невольно заставляло думать о том, как будет выбираться из тяжёлой ситуации лаборатория, а, может быть, и вообще наука на территории, называемой Россией.
В 1992 году на очередной лабораторной «среде», проходила предварительная защита диссертации И.В. Ряполова, базирующаяся на результатах наших исследований. Саша Шатенштейн спросил Ряполова:
- Если оторваться от чистой науки, то что ты думаешь о возможности продолжения исследований в ГА? Ещё когда мы начали работу с пилотами, шла речь и об исследовании диспетчерского состава.
- Я могу высказать только свою точку зрения, - ответил Ряполов, - теперь, когда не существует Министерства Гражданской авиации Союза, вряд ли можно рассчитывать на ассигнования, обеспечивающие новые многолетние исследования.
- Если тема экономического обеспечения будущих исследований обсуждается, - сказал я, - то я хочу, чтобы каждый из вас понимал, что в институте будет ликвидирована, по крайней мере, каждая третья лаборатория. И решать тут будут не научные заслуги. Останутся те лаборатории, руководство которых имеет большие связи либо в Минздраве РФ, либо во властных структурах Российской Федерации, имеющие возможность оказать влияние на решение Минздрава. Напомню, что с распадом Союза связи на уровне союзного правительства, которые были хорошо налажены, перестали существовать. Организации, с которыми шли переговоры о научных исследованиях, финансируемых в рамках хозяйственных договоров, теперь сами испытывают финансовые трудности, вопрос выживания стоит и для них.



Процедура оформления ликвидации СССР, которая положила начало периоду разбойничьего капитализма.
Фото: RIA Novosti



Я думаю, что после 1995 года у нас сохранится только договор о научных исследованиях для Московского Экспериментального Вычислительного Центра. Они много работают для зарубежных заказчиков, и поэтому у них средства, вероятно, будут. Для того, чтобы существовала лаборатория, средств, полученных от МЭВЦ, явно недостаточно. Я полагаю, что намеченный план до 1995 года нам выполнить дадут. За дальнейшее ручаться трудно. Может быть, 1996 год будет тем рубежом, когда лаборатория прекратит своё существование. Все вы, вероятно, думали об этом и сами. Я буду благодарен всем, кто останется в лаборатории, пока она существует. Но, строя свои личные планы, каждый из вас может иметь в виду депрессивную тенденцию науки на той территории, которая теперь называется Россией.
Первой на моё выступление отозвалась молодая и импульсивная Сашенька Долныкова.
- Мы все об этом думали, Феликс Борисович, - сказала она. – Ведь уже и сейчас нельзя прожить на деньги, которые платит лаборатория. У каждого из нас имеется более или менее надёжная зацепка в другом месте, но если речь шла бы обо мне, то я рассталась бы с лабораторией только тогда, когда в её истории будет поставлена последняя точка.
- Да, - сказала Татьяна Барлас, - вероятно, это мнение большинства.

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Начало цикла здесь


У тех, кто оставался в стране, увеличивалось время, которое отдавалось заработкам на стороне, обеспечивающим выживание. Исследовательская работа отходила на второе место, и увлечённость ею падала. Однако все мы тогда воспринимали это как временную флуктуацию и рассчитывали увидеть новое возрождение науки, полагая, что Россия нуждается в научных достижениях не меньше, чем в них нуждался СССР. Но время шло, а положение только ухудшалось. Уже было ясно, что большинство лабораторий будет постепенно ликвидировано. Действующий план научных исследований охватывал период до 1995 года, и можно было надеяться, что решение о прекращении деятельности лабораторий будет связано с завершением действующего плана исследовательских работ. Как ни трудно было наше положение, мы рассчитывали план работы до 1995 года выполнить.

Мне приносило удовлетворение, что даже в этих экстремальных условиях сохранялась сплочённость сотрудников. Сплочённость позволяла договариваться о том, чтобы каждого уходящего на подработку кто-нибудь заменял и лаборатория никогда не прекращала бы действие как единое целое.

Первым исключением был наш математик (единственный к тому времени), который пришёл ко мне со словами:

- Это будет горький разговор, Феликс Борисович, но я уже не могу его откладывать. В плане на 1995 год стоит защита моей кандидатской диссертации.

Его диссертация была посвящена компьютерному распознаванию образов, а для нас – использованию компьютерной оценки образов для исследования личностных характеристик.

- Что случилось? – спросил я его и добавил: - Ваш научный руководитель из вычислительного центра Академии наук говорил, что это блестящее исследование. Он считает, что сразу после защиты вашей диссертации ваше имя станет известным в науке.

- Я не могу себе этого позволить, там нужно ещё месяца три напряжённой работы с полным сосредоточением и отсутствием помех. Моя жена справедливо настаивает на том, чтобы я принял предложение одного из издательств, где моя работа над распознанием образов будет востребована. Но это будет уже не научная, а практическая работа.

- А ваша жена не может подождать три месяца? – спросил я.

- Нет, она утверждает, и я вынужден с этим согласиться, что жить нужно уже сейчас, что нельзя умереть на три месяца, а потом воскреснуть.

Меня поразил его тон, тон бессильного и обречённого человека.

- А завершить эту работу за рубежом нельзя? - спросил я.

- Нет, к сожалению, в Академии мне дали вторую форму, я должен прекратить работу за два года до отъезда.

- А вычислительный центр АН не мог бы вам дать грант на эти три месяца? Затраты ничтожны, когда речь идёт о работе такого уровня.

улица Вавилова, 40

Вычислительный центр АН СССР – место расцвета и гибели молодых талантов

Фото: pano-maps-93

Read more... )
Этот пост на сайте
berezin_fb: (Default)

Предгрозье.

1988-89 годы были наиболее продуктивными в работе нашей Лаборатории психофизиологии и психодиагностики с сектором психофизиологической адаптации человека. Чрезвычайно успешно были завершены крупные популяционные исследования на базе Министерства Гражданской авиации, которые выполнила лаборатория. Их результатом явилось описание психических и психофизиологических особенностей лётного состава, на основе которого был издан приказ министра Гражданской авиации и издано подробное методическое письмо.

Несмотря на то, что многие исследования в силу своего характера  не были опубликованы в открытой печати, лаборатория к этому времени достигла пика своей популярности.

Исследование лётного состава гражданской авиации, завершившееся в 1988 году, было последним крупным популяционным исследованием, которое выполнила лаборатория.

Растущая известность лаборатории привела к тому, что из разных мест к нам приходили  просьбы об обучении специалистов на рабочих местах, предложения о заключении хозяйственных договоров о проведении совместных научных исследований. Проведение психологического обучения новых членов Отряда космонавтов было также поручено нашей лаборатории.

Мой неофициальный статус всегда был выше официального, но в этот период ситуация начала меняться. Я был введён в состав Всесоюзной комиссии по клинической психологии  (впоследствии Экспертная комиссия по клинической психологии), меня пригласили войти в состав Научно-технического комитета Минздрава СССР.

В этом здании, где располагалось министерство здравоохранения СССР, я регулярно бывал на заседаниях научно-технического комитета и выступал с большим докладом перед Ученым советом.

Фото: Яндекс.Панорамы

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Свидетельства очевидцев всегда драгоценны, поэтому в завершение цикла я публикую с некоторыми сокращениями рассказ Йона Дегена «Танк». Я уже достаточно много писал об авторе, чтобы была ясна ценность его свидетельств.

И.Л. Деген

Танк
(печатается с сокращениями)

В интернете случайно наткнулся на заметку, опубликованную в немецкой печати. Случайно ли?.. Давно уже заметил, что в происходящем со мной нет ничего случайного.
К сожалению, не обратил внимания, где именно опубликована заметка. Не подумал, что захочу возвратиться к ней. Небольшой текст так подействовал на меня, что, кроме прочитанного, которое предстало предо мной картиной или сценой в натуральную величину, я на время вообще отключился от всего настоящего. До поиска ли источника в таком состоянии? Нужен ли мне повторно источник этого состояния?
А текст простой. В немецком Ростоке (портовый город на Балтийском море, в земле Мекленбург-Передняя Померания) то ли во время ремонта, то ли при строительстве дороги ковш экскаватора чиркнул по крыше танковой башни. Постепенно выкопали танк Т-34. И нашли в нём останки погибшего экипажа. Пять человек. Выяснили: первого мая 1945 года тридцатьчетвёрка въехала на заминированный мост. Мина была не противотанковая, а морская. Именно ею и заминировали мост. Как известно, тридцатьчетвёрка по величине несравнима с морским кораблём, против которого применяется огромная морская мина.

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)
Что касается антисоветизма. Страна – это люди, время – это люди, и мне не кажется, что мое поколение было чем-то хуже тех, кто пришел на смену. В советское время мы получили неплохое образование в школе, а полное среднее образование было обязательнымобязательным, и в институтах нас учили неплохо. В советское время мы сплотились и научились сопротивляться тому, что нам навязывала советская власть. Действие равно противодействию. На нас давили, а мы преодолевали это давление, и это формировало характер.. [Я не думаю, что советское общество, даже советская интеллигенция была однородна. Я никогда не испытывал давления советской власти. И когда расстреляли моего отца, я понимал, что это злоупотребление карательных органов и лично Сталина, но не Советской власти как общественного строя. Я всегда говорил то, что думал, в любые времена (например, см. "Политическое приключение", и убедился, что среди людей, верно служивших Советской власти, было много честных, порядочных и полных энтузиазма. Я за многое благодарен Советской власти. Благодаря ей в городе, где не было никакой службы психиатрии и медицинской психологии, я сумел создать такую службу (имеется в виду город Риддер (Лениногорск), не испытывая никаких трудностей ни с финансированием, ни с поставкой медикаментов. Вернувшись в Москву, я создал лабораторию психофизиологии и психодиагностики. Я встретил всяческую поддержку. Мои дорогостоящие экспедиции никогда не срывались из-за отсутствия финансирования. Средства мне выделялись через Институт биологических проблем Севера. Моя работа не просто не встречала препятствий. Я получил право непосредственно обращаться к начальнику сводного подотдела Госплана Леониду Ивановичу Максимову и первому помощнику председателя Совета Министров СССР Игорю Игнатьевичу Простякову. Я не просил об этом. Мне просто сказали: "Если у вас будут трудности, можете обращаться к этим людям". Поскольку я не испытывал давления и поскольку моя работа имела режим наибольшего благоприятствования, я не испытывал потребности в сопротивлении советской власти. Вообще термин "советская власть", "власть Советов" – это термин, означающий общественный строй. Где и как он был реализован, это уже другой вопрос. И как везде и всегда, была очень велика роль личности].

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)

Меня пугает, что сегодня, когда мы еще живы, мы были там и все помним, можно строить какой-то умозрительный спекулятивный образ войны, не имеющий ничего общего с действительностью. А что же будет, когда мы уйдем?




Танки КВ-1, собранные во время блокады Ленинграда на заводе № 371, направляются на фронт с площади Урицкого (ныне Дворцовая) в Ленинграде.
Фото: РИА НОВОСТИ

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

[Необходимо признать, что] в эпоху соцреализма в военных фильмах было так много правды. Часто они создавались на прекрасной литературной основе: по произведениям Виктора Некрасова, Василя Быкова, Юрия Бондарева, Георгия Бакланова и других писателей-фронтовиков, [которые сумели сказать правду в то трудное время]. Роман Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда» был впоследствии запрещен и изъят из библиотек. [Повесть Виктора Некрасова "В окопах Сталинграда" была отмечена Сталинской премией 2 степени. После разоблачения культа личности Сталинские премии стали называть государственными, но сам факт того, что повесть "В окопах Сталинграда" была отмечена премией, никто не отрицал. В разные периоды я перечитывал эту повесть в библиотеках. Она есть в библиотеках и сейчас и доступна для чтения online в интернете. Никакими данными о том, что она была запрещена, я не располагаю.]. Фильм существует, он называется «Солдаты». Какие-то из этих фильмов на телевидении показывают часто, а некоторые не показывают совсем, вот и был случай их показать.

Конечно, нельзя больше показывать «Семнадцать мгновений весны», но можно показать «Щит и меч» с невероятной работой Станислава Любшина в роли нашего разведчика Александра Белова. Вадим Кожевников это, конечно, только Вадим Кожевников, но то, что делает Станислав Любшин, это просто неправдоподобно. Образ, который он создает, сложнее и интереснее образа, созданного Тихоновым, глубже. В этом человеке есть тайна. На поверхности – простой парень, молчаливый, редко улыбается, преданный делу Рейха. Таким его видят немцы и мы. Но под этим угадывается постоянное страшное напряжение на пределе человеческих возможностей.

Станислав Любшин (на первом плане) в роли советского разведчика.

"Этот человек испытывает страшное напряжение на пределе человеческих возможностей".

Фото с сайта

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)

Сегодня мы публикуем текст Энгелины Борисовны ([livejournal.com profile] tareeva) "После Дня Победы", по содержанию своему примыкающий к предыдущим постам, посвященным краху Советского Союза и России, которая кончилась на нас.

Текст публикуется с сокращениями, добавленным мною введением и некоторыми  [комментариями] в тексте.

Введение

Раньше чем перейти к некоторым фактам, я хочу привести стихи Бориса Слуцкого, которые очень хорошо отражают послевоенное восприятие ветеранов. Вот эти стихи.

Давайте после драки

Помашем кулаками,

Не только пиво-раки

Мы ели и лакали,

Нет, назначались сроки,

Готовились бои,

Готовились в пророки

Товарищи мои.

Сейчас все это странно,

Звучит все это глупо.

В пяти соседних странах

Зарыты наши трупы.

И мрамор лейтенантов -

Фанерный монумент -

Венчанье тех талантов,

Развязка тех легенд.

За наши судьбы (личные),

За нашу славу (общую),

За ту строку отличную,

Что мы искали ощупью,

За то, что не испортили

Ни песню мы, ни стих,

Давайте выпьем, мертвые,

За здравие живых!

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)

Русская национальная идея никогда не была идеей о России, она всегда была идеей о мире. Построить Третий Рим — православный, совершить мировую революцию, спасти мир от "коричневой чумы" фашизма, а у некоторых в глубине души, может быть неосознаваемая, еще теплилась сладостная надежда, что России все-таки удастся построить коммунистическое общество, в котором каждый сможет реализовать все свои возможности, получить все, что ему нужно и где все будут счастливы и любимы.
В осуществлении всех этих идей и планов главной помехой было стремление человека к личным материальным благам. Деньги были главным злом. Но вот в холодной войне победили деньги, и вроде бы ничего страшного не случилось. Никто нас не оккупировал, не пришли никакие злые люди, ничего у нас не хотели отнять, а наоборот, бросились помогать, завалили гуманитарной помощью. Так, может быть, мы ошибались? Сомнения были страшные и привели они к страшным последствиям. Ведь, если деньги — это правда, то тогда за них нужно бороться, погибать и убивать, добывать не щадя ни себя ни других, как добывали правду.

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)
Революция не изменила русский менталитет. Отношение к основным ценностям осталось прежним. Приоритет духовного над материальным, приоритет будущего над сегодняшним днем. (Блок писал: "в большинстве своем люди живут настоящим, т.е. ничем не живут, а так - существуют. Жить можно только будущим. Человек есть будущее."). Приоритет коллективного над личным. Русский коллективизм стал одной из причин неудачи Столыпинских реформ. Столыпин считал крестьянскую общину главным тормозом на пути развития сельского хозяйства, но в центральных областях России ликвидировать ее было невозможно из-за малоземелья. Столыпин вложил огромные средства и провел огромную разъяснительную работу, чтобы крестьяне стали осваивать Сибирь. И движение это началось довольно активно.
Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)

С разрешения моей сестры, Энгелины Борисовны ([livejournal.com profile] tareeva), я публикую сегодня её текст «Россия кончилась на нас». В некоторых местах в квадратных скобках курсивом будут даны мои комментарии.



Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,
И обливаясь черной кровью,
Она глядит, глядит, глядит в тебя,
И с ненавистью и с любовью.
Александр Блок


РОССИЯ КОНЧИЛАСЬ НА НАС

Россия действительно была великой страной. Не потому, что у нее огромная территория. Не потому, что у нее много полезных ископаемых, от которых народу никогда большой пользы не было. Не потому, что у нее была сильная армия (русская армия была сильна главным образом нечеловеческой жестокостью военачальников к солдатам — вспомним, как Жуков брал Берлин — гнал солдат на минные поля, а ведь война практически была кончена, и эти жертвы были жертвами честолюбия Жукова).

[Советская армия была сильна главным образом силой духа своих бойцов. Быстрое отступление начала войны, вызванное, в частности, тем, что войска не отводились вовремя, а оставались в немецком окружении, замедлялось по мере приближения немцев к Москве, и вместо десятков километров в день, в последние дни битвы за Москву немецкие войска продвигались на километр, потом 500 метров, потом 300 метро в день. Это была нравственная сила народа, который не мог позволить врагу занять столицу. Факты, подтверждающие намеренное уничтожение войск на минных полях маршалом Жуковом, мне неизвестны. Справедливо замечание, что Берлин старались взять как можно быстрее. Существует точка зрения, что только взяв Берлин можно было закончить войну, а пока война шла, продолжались потери и на других направлениях, которые в совокупности могли быть больше, чем потери войн в Берлине ].

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)
Вступление.
О том, что распад Советского Союза не был неизбежным, вначале сообщил Дмитрию Генерал Гровс, который объяснил, что существуют несколько вариантов развития событий, но опасался при этом, что из них будет избран наихудший. Потом то же самое я прочитал у Голанского. Голанский считал, что существуют варианты устойчивого существования Советского Союза, что социализм даже в таком виде может присутствовать на карте мира ещё много десятилетий, и социализм будет обеспечивать существование десятков миллионов людей на вполне приемлемом уровне. Распад Союза был воспринят как трагедия не только мною лично, но и всеми людьми, которых я знал близко или по популяционным исследованиям. Однако, у меня не было личных впечатлений о восприятии людей, которые жили в национальных республиках и приехали в Москву, может быть в последний раз, уже в новой стране. Моя сестра, Энгелина Борисовна, известная в ЖЖ как [livejournal.com profile] tareeva, наблюдала этих людей именно для того, чтобы иметь эти личные впечатления. Ниже я с её разрешения публикую написанный ею текст.


Энгелина Тареева: Воспоминания. Теплое лето 1992 года.
Это было первое лето в другой стране.
Советского Союза уже не было. Обычно летом москвичи покидают город: уезжают в отпуск, переезжают семьями на дачи, город наполняется приезжими со всех концов страны, из всех республик Союза. Люди приезжают в Москву как гости и как хозяева в свою столицу. У них здесь много дел: посетить Мавзолей Ленина и Кремль, побывать в Третьяковской галерее, в музее им. Пушкина и пр., походить в театры. Многие московские театры в это время уезжают на гастроли, но в Москве гастролируют театры из разных городов страны. Поездка в Москву для людей – праздник, и в городе все лето царит праздничное настроение. В мои студенческие годы студенты летом подрабатывали в Мосэкскурсбюро экскурсоводами и организаторами экскурсий. Это была приятная работа, хоть и не лёгкая. Экскурсанты — весёлая праздничная толпа, и было хорошо рассказывать им о Москве, которая и им и нам самим была очень интересна. Самое трудное было не растерять экскурсантов, которые так и норовили заглянуть в какой-нибудь заинтересовавший их дворик или переулок, или обойти какой-нибудь дом вокруг.


Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)

В цикле «Мир на ногах и вверх ногами» главным героем был физик Дмитрий. Значительную роль в его выборе и судьбе сыграли отличающиеся высокой достоверностью прогнозы, подготовленные специальной службой прогнозирования закрытой государственной организации.  Эти прогнозы вызвали большое количество комментариев со стороны моих читателей, с одной стороны выражались сомнения в возможности таких точных прогнозов, с другой – недоумение по поводу того, что располагая такими прогнозами руководство страны не захотело или не сумело их использовать. Я вспомнил об этом в связи с 90-летием со дня рождения выдающегося советского (а впоследствии и российского) экономиста Марка Михайловича Голанского.  Статью, посвящённую этому выдающемуся исследователю, приуроченную к его 90-летию, можно прочитать в газете «Комсомольская правда»


Очень многие вещи  в прогнозах Генерала Гровса и в строгих, математически обоснованных  прогнозах великого учёного  совпадали. Гровс утверждал, что руководители страны вели дело к распаду Советского Союза и рассчитывали улучшить положение за счёт всесильного рынка. Он утверждал, что на том этапе, когда был сделан последний анализ, распада Советского Союза уже нельзя было избежать.

Читать дальше ... )

Profile

berezin_fb: (Default)
berezin_fb

November 2016

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:40 am
Powered by Dreamwidth Studios