berezin_fb: (Default)

В связи с болезнью Феликса Борисовича редактор сайта, по его поручению, публикует ранее подготовленные материалы.



22 августа 2012 года не стало гениального психофармаколога Изяслава Петровича Лапина. Мы публикуем расшифровку аудиозаписи состоявшегося 28 октября 2011 года семинара кафедры клинической психологии и психологической помощи Психолого-педагогического факультета  Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, где он был докладчиком.
Мы уже выражали благодарность организаторам семинара за сам факт проведения семинаров, за ведение аудиозаписи и за публикацию расшифровок в интернете.



Семинар 28.10.2011 "Личность как система отношений и отказ от лекарств"



Кулаков Сергей Александрович (доктор медицинских наук, профессор кафедры клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена): Уважаемые коллеги! Разрешите начать сегодняшний наш семинар. И слово будет предоставлено Изяславу Петровичу Лапину – одному из основоположников нашей психофармакологии в России. Кроме того, я хочу сказать, что Изяслав Петрович достаточно разносторонний человек. Он интересный художник. Если вы были в Институте Бехтерева, то видели, и я знаю, там Ваши картины висели в столовой.



Лапин Изяслав Петрович (доктор медицинских наук, профессор, главный научный сотрудник СПб НИПНИ им. В.М. Бехтерева – отделение клинико-экспериментальных исследований новых психотропных средств): В столовой. Сняли все. Сказали, восстановят.



С.А. Кулаков: Ну и не шутки ради, а даже всерьез, и знаток русского языка, что немаловажно в наше время. Вы знаете, как пишут наши аспиранты… [смех] Ну, например, можно сказать вместо комплаенс «приверженность» и так далее. И Вербицкая бы позавидовала, мы бы повесили в метро, Изяслав Петрович, некоторые термины, которые Вы могли бы обозначать на русском языке. В защите диссертаций – это одно из замечаний, если кто-то употребляет нерусские слова или слова, не свойственные нашему профессиональному языку. Так что я Вам предоставляю слово, и сами расскажете о своем докладе. Вам дается сорок минут максимум, Изяслав Петрович.



И.П. Лапин: А Вы думали, я запрошу два часа? Ну, хорошо.



С.А. Кулаков: Сорок минут – регламент. Ну, а потом уже дискуссия.



И.П. Лапин: Ну, здравствуйте, уже как бы сказано. «Как бы» – это модное слово сейчас, всюду «как бы». Я на телевидении засекал. В один вечер выступало семь разных людей: тетенька – профессор какого-то московского института, дяденька, потом телекомментаторы и так далее. За одну-две минуты (максимум!) каждый человек сказал слово «как бы». Одна, значит, начала с такого: «Вот у меня… Можно вопрос? У меня как бы сын… [смех], он как бы занимается фехтованием. Их как бы закрыли и сказали, что как бы откроют». В одной фразе! Я не преувеличиваю. Всё так. Ну, для шоу других забот нет.



Скроцкий Юрий Аркадьевич (кандидат медицинских наук, врач-психиатр): Изяслав Петрович, хорошо, что «как бы»! А не другое слово.

Read more... )
berezin_fb: (Default)
Сегодня я хочу предложить читателям прочесть последнюю научную публикацию Изяслава Петровича Лапина (1930-2012), вышедшую в 2012 году, в журнале "Социальная и клиническая психиатрия".
Эта статья, как и другие произведения Лапина, написана живым языком, с юмором, несмотря на принятый в отечественных научных журналах формат. Обращение со стилистическими рамками - еще одно свидетельство свободомыслия Изяслава Петровича. Чего стоит хотя бы раздел "выводы" в предлагаемой статье!
А кроме того, полагаю, что многим моим читателям, независимо от специальности, приходится время от времени готовить доклады и презентации. Поэтому, кроме эстетического наслаждения, чтение статьи И.П.Лапина может принести вполне практическую пользу.


КОМПЛАЕНС ДОКЛАДЧИКА И СЛУШАТЕЛЯ: ПРИГЛАШЕНИЕ ЗАДУМАТЬСЯ
(LECTURER-AUDIENCE COMPLIANCE: INVITATION TO REFLECTION)Read more... )

Этот пост на сайте
berezin_fb: (Default)

Читать предыдущий материал о 85-летии со дня рождения И.П.Лапина

Изучая материалы и свидетельства о жизни Изяслава Петровича Лапина, я обнаружил очень ценный источник такого рода информации.

На кафедре клинической психологии РГПУ им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург) регулярно работают научно-методический и аспирантский семинары. Общительный и остроумный Изяслав Петрович принимал активное участие в этих семинарах, как и во многих других профессиональных встречах. Но только на этом семинаре обязательно ведутся диктофонные  записи, делаются фотографии, а расшифровка стенограмм впоследствии выкладывается в интернет и публикуется в специальном издании. Жаль, что пока не удалось найти ни документального фильма, ни записи голоса Изяслава Петровича, но, как следует из нижеследующего текста, у организаторов семинара они, по-видимому, есть.

Семинар памяти И.П.Лапина, стенограмма которого выложена ниже (источник), состоялся, по-видимому, в конце сентября-начале октября 2012 года. Этот вывод можно сделать на основании косвенных признаков. В семинаре памяти Лапина принимал участие Борис Вениаминович Иовлев, скончавшийся 1 января 2013 года. И его же, Б.В.Иовлева, в ходе семинара поздравляли с днем рождения (29 сентября). А И.П.Лапин скончался, как уже было сказано, в конце августа 2012 года.

Зная, как легко теряется информация в интернете, я решил не ограничиваться ссылками на ресурсы, а по возможности сохранять информацию об И.П.Лапине на своем сайте.

Read more... )
berezin_fb: (Default)



26 июня этого года исполнилось бы 85 лет выдающемуся психофармакологу Изяславу Петровичу Лапину. В силу ряда обстоятельств я публикую текст, посвященный этому событию, только сегодня.

Наша тесная дружба со Славой Лапиным, вначале Изяславом Петровичем, началась очень давно.
Мы познакомились в Тартуском университете, когда Слава очень одобрительно отозвался о моем докладе. В то время моя тесная дружба с Тартуским университетом только начиналась. Всегда отличавшийся доброжелательностью и живым остроумием, Лапин закончил свое выступление, касающееся моего доклада, словами «А кроме того, я испытал истинное удовольствие, когда увидел психиатра, который смог без запинки произнести «две гидроксильных группы в боковой цепи».

Как Слава любил говорить, наше общение проходило главным образом в тесных скафандрах участников научных форумов, и все, что касалось исследований  в этой области, составляло собой его основную часть.

Мы встречались очень часто до его отъезда в Соединенные Штаты. Я думал, что он уехал навсегда, но он вернулся. «Как я мог не вернуться, - сказал он, - ведь у меня здесь внук, талантливый музыкант, и к тому же горячо любимый».
Времена менялись.
Я ничего не знал о том, что он вернулся, а Слава ничего не знал о том, что я начал вести Живой Журнал, и неожиданно – эврика так эврика – обнаружил в моем журнале текст «Мои ленинградские друзья». С этого момента наша тесная дружба возобновилась и уже не прерывалась, но стала она дистанционной.

Слава жил в Питере, но мы ежедневно переписывались и, получив мое письмо, он немедленно на него отвечал, интересно и подробно.



Но 22 августа 2012 года я послал ему письмо, на которое уже не получил ответа.



Он был тяжело болен, но, несмотря на это, продукты и лекарства покупал себе сам, благо это было в том же доме. На мой взгляд, ему была нужна срочная госпитализация в кардиологическую реанимацию, и это было несложно сделать через страховую компанию из Москвы. «Госпитализация, - написал мне Лапин, - возможна. Но не сейчас. Что может быть поздно, понимаю». Это означало, что человек сделал выбор.



Согласно официальной версии, Лапин скончался 25 августа 2012 года. В этот день его обнаружила дочь, вернувшаяся из командировки. Но уже 23 августа он не ответил на мое письмо, что означало, что он либо умер в тот день, либо уже был не в состоянии предпринимать какие-то действия. Дочь Лапина жила в одном квартале от него, но выбиралась к нему редко. А 24-го августа, вернувшись из двухдневной командировки в Москву, она позвонила отцу, телефон не ответил, и она не поехала посмотреть, что происходит, а решила поехать завтра. 25-го она обнаружила его мертвым, и этот день стал официально считаться днем его смерти.





В интернете моя ближайшая сотрудница Наталья Иванова ([livejournal.com profile] zewgma) обнаружила статью о Лапине, написанную его коллегой Ольгой Кенунен через год после его смерти. Это последняя по времени публикация о Лапине (не считая моей сегодняшней), по крайней мере из доступных в интернете. Она написана хорошим языком, содержит интересные факты, сопровождается редкими иллюстрациями. Я решил опубликовать ее в своем журнале.



Read more... )
berezin_fb: (Default)

К началу цикла

«В Москве мы будем очень заняты. Мы – это не Мы, Николай
II, а я и моя жена, без которой я никуда и никогда не езжу».

Я напомнил Яне номер своего телефона, но он сказал мне, что он знает его сам и что было бы противоестественно, если бы он со мной не связался.

То, что произошло, было на грани невозможного.

В первый день его пребывания в Москве я напрасно ждал его звонка.  На следующий день он позвонил мне в 7 часов утра и сказал, что в этот день он выступает в маленькой аудитории Музея еврейской культуры и центра толерантности, и что это было бы самое удобное место для встречи – аудитория маленькая и много знакомых. Он сказал, что не имеет никакой возможности заехать ко мне, потому что не распоряжается своим временем, что у него по три выступления в день, не считая многочисленных встреч с прессой.
Я обрадовался этому звонку, но хорошо осознавал, что сама встреча для меня будет очень трудной. Раз Яня приехать не мог, значит, ехать должен был я, а я был болен и не вставал с постели. Но в то же время я понимал, что это наверняка уже последняя возможность реальной встречи. Такая встреча казалась мне закономерным завершением второго круга нашего общения и логическим завершением моей жизни.


Read more... )

Мы приехали за три четверти часа до начала выступления. Я знал, что Яня уже в музее, и хотел увидеть его как можно раньше. Но разыскать его в музее не смогли и посоветовали сесть на первый ряд в аудитории, мимо которого он обязательно будет проходить по пути к трибуне. Я не знал, насколько легко он меня узнает и как опознавательный знак держал в руке большую фотографию, которую Яня прислал мне еще до отъезда в Москву после встречи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Это была большая фотография, не заметить ее у меня в руках было невозможно. Цикл фотографий в этом тексте я хочу начать с указанного снимка.

deg2



Встреча Иона Дегена с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. В центре – Ион Деген, который в свои 88 лет выдерживает груз наградного металла, стоя с совершенно прямой спиной; чуть сзади, между премьер-министром и Яней – сын Дегена, физик-теоретик, руководитель лаборатории, которым, по словам премьер-министра, Израиль гордится; в белой десантной форме – внук Дегена, который перерос деда почти на голову, и наконец, с краю сидит обожаемая Дегеном жена, положив свою руку на рукав внука. Часть, в которой служит внук Дегена, известна в Израиле, и ее коммандос - также гордость страны.



Фото прислано мне Ионом Дегеном, автора мы пока не установили


Моя дочь Марина, мой врач и я, в соответствии с договоренностью, сели в первом ряду рядом с Люсей, женой Яни, и стали ждать.


1375164_531919326885914_1656519577_n

Мой врач (крайний слева), я и моя дочь Марина ожидаем в первом ряду появления Дегена.

Фото прислано Ионом Дегеном, автора установить пока не удалось



Яня пришел за полчаса до начала выступления. Я узнал его так легко, как будто мы расстались вчера. Я понял, что не нужны никакие опознавательные знаки и полушепотом произнес: «Яня!» Он повернул голову, мгновенно увидел меня и бросился ко мне.

У нас было не слишком много времени, две или три фразы заняли последние новости, а остальное – очень эмоциональная беседа, в которой студенческие воспоминания перемежались с последними событиями.



Выступление должно было начаться в три. Но Яня продолжал говорить, не обращая внимания на часы и на знаки, которые подавал ему ведущий. Только когда в десять минут четвертого к нему подошла его жена и сказала: «Яня, твоя точность вошла в поговорку. Народ недоумевает и начинает расходиться», он крепко пожал мне руку и сказал: «Понимаешь, я ведь приехал для того, чтобы и им что-нибудь сказать. А если они уйдут, то мне говорить будет некому». Он снова пожал мне руку и добавил: «Я не прощаюсь. Мы же снова увидимся после моего выступления?»

На всякий случай мы обнялись, и он пошел на трибуну.

Я не собирался оставаться на выступление. Я понимал, что я не узнаю о нем ничего нового. Но Яня сказал, что мы увидимся после выступления, и я решил не обманывать его надежд.

Слушать его было приятно, хотя все, о чем он говорил, я действительно знал. У него была легкая, свободная, привлекательная манера речи и часто - уместная улыбка.






Ион Деген во время выступления.

Фото с сайта



Автор: Сергей Варшавчик

Деген начал свое выступление с рассказа о музее танка Т-34.



«Сегодня я получил самое большое впечатление от Москвы, - сказал он. - Это впечатление возникло у меня, когда я был в музее танка Т-34. На меня произвел впечатление и сам музей, и мой великолепный экскурсовод Лариса Васильева, фактический основатель музея и дочь одного из конструкторов Т-34. Мне было приятно увидеть, что обо мне как о танкисте, воевавшем на Т-34, в Москве не забыли, и как тепло это проявляли хозяева».



Деген в музее танка Т-34. Фотография прислана мне Ионом Дегеном, к сожалению, без указания автора, которого мы постараемся установить.

Деген говорил об атаке Т-34, с которой началось первое советское наступление под Москвой. О фотографии, которую ему прислали, не назвав, к сожалению, имени автора, и о том, что эта фотография теперь находится на сайте Берковича.



Комментарий Иона Дегена: «С этого места на окраине села Шолохова 6-го декабря 1941 года танки Т-34 пошли в атаку, с которой начался разгром немцев под Москвой.

На фоне танка Т-34 (справа налево) Лариса Васильева, журналист, писательница, дочка одного из конструкторов танка Т-34, организатор музея танка Т-34, Ион Деген, Степан Орлов, депутат Думы Москвы, кандидат экономических наук, внук поэта-танкиста Сергея Орлова. Того самого, автора стихотворения «Его зарыли в шар земной».

Фото с сайта

Даже присутствие родственников или потомков людей, которые не дожили до этой встречи, но при жизни были Дегену дороги, вызывало в нем живейшую положительную реакцию. Такую реакцию, в частности, вызвал внук поэта-танкиста Сергея Орлова Степан Орлов, хотя он не танкист, а всего лишь депутат Мосгордумы. Каюсь, но до этого я не читал стихов Орлова. И поэтому приведенное Дегеном стихотворение Орлова «Его зарыли в шар земной» - по словам моих коллег, широко известное – я услышал впервые и поразился тем, что мимо моего внимания прошел такой колоссальный талант. Несмотря на то, что это стихотворение широко известно, я встретился с ним впервые и хочу привести его здесь.


  Его зарыли в шар земной,
    А был он лишь солдат,
    Всего, друзья, солдат простой,
    Без званий и наград.

    Ему как мавзолей земля —
    На миллион веков,
    И Млечные Пути пылят
    Вокруг него с боков.

    На рыжих скатах тучи спят,
    Метелицы метут,
    Грома тяжелые гремят,

  Ветра разбег берут.

    Давным-давно окончен бой…
    Руками всех друзей
    Положен парень в шар земной,
    Как будто в мавзолей…

                1944




После этого стихотворения я лучше понял, почему Орлов был единственным, кто летом 1945 года поддержал Дегена в Доме литераторов аплодисментами, хотя и беззвучными.


Этот пост на сайте

Продолжение следует

berezin_fb: (Default)

После того, как я прочитал некролог на сайте института им. Бехтерева, я не мог, конечно, сомневаться в том, что 25-го августа 2012 года Изяслава Петровича уже нет в живых. Как всегда, моя первая мысль была: «Есть ли в этом моя вина? Мог ли я что-нибудь ещё для него сделать? Может быть, нужно было организовать вызов реанимобиля и подготовить место в центре имени Алмазова так, чтобы поставить его перед свершившимся фактом?» Я хорошо знаю, как он не любил несогласованного с ним вмешательства в его жизнь, но если бы он отказался лечь в реанимобиль, то я знал бы, что я сделал всё, что мог. Я целый день перечитывал нашу переписку, и особенно последние два письма, цитаты из которых я хочу сейчас напомнить, хотя они и были уже опубликованы.



Большеохтинское кладбище, на котором похоронен И.П.Лапин.
Фото: FearChild


В предпоследнем письме Изяслав Петрович писал, что он понимает мою глубокую тревогу за его состояние, что госпитализация возможна, но не сейчас, а дальше шли слова, заслуживающие чрезвычайного внимания, но следующая фраза как будто смазывала их значение: «что может быть поздно – понимаю». А дальше шло: «не волнуйтесь за меня, особенно страшного пока нет», обещание оперативно учесть все мои советы, утверждения, что его собственная кардиологическая грамотность на неплохом уровне («сам с усам») и обещание обратиться к моей любезности «по серьёзным показаниям». Утверждение, что ничего заслуживающего чрезвычайного внимания в настоящее время нет, как-то заслонило мимоходом брошенное «что может быть поздно – понимаю». И совсем утешило обещание обратиться к моей помощи, если для этого будут основания.
Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)
Моё многолетнее общение с Изяславом Петровичем всегда затрагивало широкий круг проблем. Главным образом – научных, иногда политических, редко – касающихся каких-то частных аспектов моей или его жизни, но начиная с письма, приведенного в предыдущем тексте меня интересовало только здоровье Изяслава Петровича и степень угрозы, нависшей над его жизнью. Именно этому были посвящены мои письма.
Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Письмо, содержащее мою оценку состояния И.П. Лапина и просьбу прислать мне возможно более полную информацию я направил на следующий день после получения его письма. Я знал, что Изяслав Петрович, как полевые геологи, склонен недооценивать тяжесть своего состояния, и поэтому акцентировал эту тяжесть, хотя не испытывал от этого удовольствия и не хотел пугать Изяслава Петровича.

Оборотная сторона книги рассказов Изяслава Петровича Лапина «Моя золотая кладовая».
Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Я думал об Изяславе Петровиче почти постоянно, уменьшение «силы тяги» было грозным признаком. Мне нужно было, чтобы переписка была интенсивной, давая мне возможность быстро узнавать обо всех переменах в жизни и здоровье И.П.


Изяслав Петрович в мантии почётного доктора Болонского университета (2008 г.)

Через два дня я написал ему следующее письмо:

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Теперь я хочу возвратиться к своей переписке с Изяславом Петровичем Лапиным. Так получилось, что я не писал ему 5 дней, что для меня было необычно длительным перерывом, и поэтому своё следующее письмо я начал с объяснений, затрагивающих состояние моего здоровья, о котором ни в каком другом случае писать бы не стал. Но здесь мне казалось, что это служит объяснением перерыва в переписке.



Федеральный Центр сердца, крови и эндокринологии им. В. А. Алмазова, в Санкт-Петербург, где начинала работу дочь Изяслава Петровича Тоня, и откуда она перешла в фирму по испытанию лекарственных средств.
Фото: silva-mskhalaya

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Сегодня я возвращаюсь к моей перепиской с Лапиным. После некоторого раздумья я решил, всё-таки, изложить Изяславу Петровичу своё мнение о поведении его близких, и о возможных причинах того, что иностранные коллеги перестали приезжать, и, поскольку мне было предоставлено такое право, сказать, что я думаю о поведении женщины, которую он считал дорогим человеком.



Изяслав Петрович Лапин.
Фото с сайта кафедры клинической психологии РГПУ им. Герцена

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Я начал читать «Задушевную Италию» в тот же день, когда написал Изяславу Петровичу о том, что только что получил эту книгу. Не откладывал, потому что хотел написать о своём впечатлении – об этой книге, которую Изяслав Петрович выделил среди своих произведений «по сугубо личной задушевной причине». Меня книга увлекла. Проглотил её за день, и сразу же написал письмо, которое привожу практически без сокращений.



Университетский городок в Болонье, где в старейшему университете в Европе Изяславу Петровичу была присуждена мантия Почётного доктора.
Фото: Gaspa

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Из дальнейшей моей переписки с Изяславом Петровичем как-то вдруг исчезла наука. Его последней фразой на эту тему была уже приведённая: «Научные полуфабрикаты, конечно, есть, но кому это сейчас нужно». Он всё больше уделял внимание «как бы беллетристике», и советовал и мне сделать книгу из того, что уже было написано в Живом Журнале или на сайте. Вначале меня это заинтересовало, поскольку Изяслав Петрович считал, что издание в Питере значительно быстрее и дешевле. Его ответное письмо я привожу полностью.

На этом участке Невского проспекта жил Изяслав Петрович Лапин.

Фото: nox-AM-ruit

Читать дальше ... )

berezin_fb: (Default)
Сегодня мы заканчиваем публикацию на сайте ещё одной книги моего покойного друга Изяслава Петровича Лапина - "Задушевная Италия». Это не научная монография, это повесть художественная, очень личная, и, на мой взгляд, много добавляющая к тому образу Изяслава Петровича Лапина, который сложился из предшествующих публикаций и цитируемой переписки. В некоторых последующих цитатах из писем эта книга будет упоминаться. В этих цитатах я не буду давать дополнительных разъяснений в расчёте, что книга «Задушевная Италия» будет прочитана на сайте.

Ссылка на четвёртую, последнюю часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 4

Ссылка на третью часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 3

Ссылка на вторую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 2

Ссылка на первую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 1

Ф.Березин
berezin_fb: (Default)
Сегодня мы продолжаем публикацию на сайте ещё одной книги моего покойного друга Изяслава Петровича Лапина - "Задушевная Италия». Это не научная монография, это повесть художественная, очень личная, и, на мой взгляд, много добавляющая к тому образу Изяслава Петровича Лапина, который сложился из предшествующих публикаций и цитируемой переписки. В некоторых последующих цитатах из писем эта книга будет упоминаться. В этих цитатах я не буду давать дополнительных разъяснений в расчёте, что книга «Задушевная Италия» будет прочитана на сайте.

Ссылка на третью часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 3

Ссылка на вторую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 2

Ссылка на первую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 1

Ф.Березин
berezin_fb: (Default)
Сегодня мы продолжаем публикацию на сайте ещё одной книги моего покойного друга Изяслава Петровича Лапина - "Задушевная Италия». Это не научная монография, это повесть художественная, очень личная, и, на мой взгляд, много добавляющая к тому образу Изяслава Петровича Лапина, который сложился из предшествующих публикаций и цитируемой переписки. В некоторых последующих цитатах из писем эта книга будет упоминаться. В этих цитатах я не буду давать дополнительных разъяснений в расчёте, что книга «Задушевная Италия» будет прочитана на сайте.

Ссылка на вторую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 2

Ссылка на первую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 1

Ф.Березин
berezin_fb: (Default)


Для учёного всегда, во все времена, главным была продуктивность в науке. Но похоже, что сейчас она потеряла цену – в России наверняка, но и в других странах тоже, хотя и в меньшей степени.
К написанной царём Соломоном книге Проповедника (в греческой традиции Книга Экклезиаста, на иврите кохэлет) многие даже знавшие её потеряли к ней интерес, и всё чаще я встречаю людей, которые ничего о ней не слышали. Для меня кохэлет - самая интересная книга писания, и фраза, стоящая почти в начале книги, была очень близка моей собственной мотивации: «Я исследовал своей мудростью все вещи, ибо это тяжёлое занятие завещал Господь Бог наш сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нём». Я любил эту фразу за то, что она не связывала познание с каким-либо вторичным результатом. Исследования были ценностью сами по себе, ценностью самодовлеющей. Я счёл целесообразным привести эту цитату (уже не в первый раз), предваряя письмо Изяслава Петровича Лапина, поскольку изменение отношения к исследованию всех вещей мудростью, снижение ценности такого исследования – это и есть уменьшение научной мотивации. В этом письме содержались слова:




Иностранных коллег сейчас почему-то совсем нет. В темные и трудные времена приезжали. <… Не из-за уменьшения продуктивности> в науке. Главное, что то, что мы открыли, исследовали, развивали. НАМНОГО ОПЕРЕДИЛО ВРЕМЯ. Когда мои иностранные (Вы пишете "иностранцы") спрашивали участников последних симпозиумов и конференций - продвинулись ли они в сторону "перспективных" и новых кинуренинов, отвечали: - Куда нам\им до кинуренинов! Еще норадреналин и дофамин жуем". Т.е. наша проблематика НЕ устарела. \ \ Публикации. Помимо научных монографий, напр."Личность и лекарство", Плацебо и терапия", "Стресс - тревога - депрессия - алкоголизм - эпилепсия" (Нейрокинурениновые механизмы), "Психологические помехи фармакотерапии" и др. и их перспективной роли мы\я НЕ отстаем от "иностранцев" (многое переведено на английский). Сравнительно (с коллегами здесь и там) много оригинальных статей (не обзоров и компиляций!). Ни о каком отставании не может быть и речи (пока!). Индекс цитирования наших работ (больше 3 тысяч) - рекордный в мире. За что и провозгласил меня и соавторов Международный Институт научной информации в Филадельфии, США Citation Classics.





Институт научной информации в Филадельфии, который провозгласил Изяслава Петровича и его сотрудников Citation Classics.
Фото:  
Shuvaev
Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)

Я хочу описать ещё один эпизод встречи Изяслава Петровича Лапина с иностранцами - на этот раз в Москве, обстановка более роскошная, поскольку в Доме Союзов. А препятствия менее жёсткие, может быть потому, что ни в Ленинграде, ни в институте имени Бехтерева, а на нейтральной, так сказать, территории. Жена участника форума – биохимика – профессиональный переводчик с русского в лондонских правительственных и юридических кругах сказала:



«Обхаживали нас по первому разряду», — увеличивала свою практику в русском лондонская леди. Нужные люди были приглашены! Таким не грех и Дом Союзов предоставить, и премьеру в Большой тотчас устроить. Государственной важности «мероприятие»!
Направился я в центральный подъезд Дома Союзов — это где Колонный зал. Вхожу, - в вестибюле, как обычно, столики для регистрации. За ними — миловидные девушки и молодые люди. Наверно, долго и тщательно отбирали среди лаборанток, аспиранток и аспирантов. Предъявляю пригласительный билет. Мне «выдают» программу конференции. Говорит девушка: «А дальше вам нужно — с Пушкинской, где Октябрьский зал».




Дом Союзов, где в тот раз проходил психофармакологический форум.
Фото: A.Savin

Читать дальше ... )
berezin_fb: (Default)
Сегодня мы начинаем публикацию на сайте ещё одной книги моего покойного друга Изяслава Петровича Лапина - "Задушевная Италия». Это не научная монография, это повесть художественная, очень личная, и, на мой взгляд, много добавляющая к тому образу Изяслава Петровича Лапина, который сложился из предшествующих публикаций и цитируемой переписки. В некоторых последующих цитатах из писем эта книга будет упоминаться. В этих цитатах я не буду давать дополнительных разъяснений в расчёте, что книга «Задушевная Италия» будет прочитана на сайте.

Ссылка на первую часть книги:  «Задушевная Италия» Часть 1

Ф.Березин

Profile

berezin_fb: (Default)
berezin_fb

November 2016

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 09:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios