berezin_fb: (Default)
Ниже следует обещанное в прошлом посте интервью, впервые опубликованное 8 сентября 2014 года на портале http://newsru.co.il. С Ионом Дегеном тогда беседовал израильский журналист Павел Вигдорчик.

Ион Деген

Ион Деген. Фото: http://newsru.co.il

Вечером 9 сентября в мемориале бронетанковых войск ЦАХАЛа в Латруне состоится премьера фильма, посвященного Иону Дегену – одному из лучших танковых асов Красной Армии. На его боевом счету – 16 уничтоженных и один захваченный танк.

Уроженец Винницкой области пошел на фронт в 16 лет в июне 1941 года. В январе 1945 года, во время Восточно-прусской наступательной операции, получил тяжелое ранение. После выздоровления стал врачом-ортопедом, защитил докторскую диссертацию. В 1977 году репатриировался в Израиль.

Был дважды представлен к званию Героя Советского Союза. Первое представление – за бой, в ходе которого его взвод уничтожил 18 "Пантер", второе – за героизм, проявленный в ходе боев на подступах к Кенигсбергу. Звезду героя Деген так и не получил.

У человека, начавшего войну в июне 41-го, шансов выжить практически не было. На фронте у вас было прозвище "Счастливчик". Вы не боялись искушать судьбу?

После начала войны я провоевал где-то месяц. Потом был ранен, пролежал пять с половиной месяцев в госпитале – значит, не воевал. Потом еще четыре месяца ждал, пока нога окрепнет. Снова начал воевать летом 42-го года, 15 октября опять был ранен, снова пролежал в госпитале. После этого год кантовался в училище. Так что я не воевал. Начал воевать в июне 44-го года и провоевал еще восемь с небольшим месяцев.

Потерь было очень много. В танковой бригаде, тем более – в танковой бригаде прорыва... Обычно в нашей бригаде говорили так: судьба танкиста – или "наркомздрав", или "наркомзем". После второго наступления на меня уже смотрели с удивлением. Пройти столько атак и остаться в живых было невероятно. Просто везло. И иногда это везение определялось тем, что я понимал, что надо делать.

Read more... )
berezin_fb: (Default)
Если бы Феликс Борисович был с нами, сегодня здесь появилось бы поздравление с Днем Победы, проиллюстрированное красивой советской открыткой. И полетело бы в Израиль теплое письмо другу - герою войны, танковому асу, поэту, доктору медицинских наук Иону Лазаревичу Дегену. И вспоминались бы новые подробности о войне в тылу подростка Феликса Березина...
Плакат "Пионеры и школьники, боритесь с потерями урожая! Соревнуйтесь на лучшую помощь фронту!"</i></b><i>Художник А. Соколов; редактор П. Пискунов. — Москва; Ленинград: Искусство, 1942.
Плакат "Пионеры и школьники, боритесь с потерями урожая! Соревнуйтесь на лучшую помощь фронту!"
Художник А. Соколов; редактор П. Пискунов. — Москва; Ленинград: Искусство, 1942.

Нет-нет, над нами пули не свистели,
Бомбардировщики до нас не долетели.
И ощущая это как вину,
Я день и ночь работал на войну.


(Из стихотворения Ф.Б.Березина "Моя война, или жертвы тыла", 2014 г.)

Известный критик всего и вся Александр Невзоров в связи с появлением новых традиций празднования Дня Победы в нашей стране сказал: "Я не возражаю против наличия еще одной гражданской религии. Если бы ее не пытались фундаментировать на чистой беспримесной лжи. Когда из этой религии выкидывается такой важнейший компонент как ленд-лиз, когда люди лишаются понимания того, что никакая война не продлилась бы дольше, чем до 42-го года, если бы не бесконечная, триллионами тонн американская и английская помощь на тот момент. Когда все великие советские авиаторы истребители летали только на Аэрокобрах, а вокруг ходили только танки под названием «Матильда», я уж не говорю о тяжелых танках, когда сюда сотнями миллионов тонн шла сталь оружейная, порох, тротил, продукты, не продержался бы Советский Союз".

Поздравляя сегодня Иона Лазаревича Дегена с Днем Победы, я упомянула этот пассаж про только "Матильды" и получила ответ: "Не знаю, что они сейчас пишут о "Матильдах" и "Валентайнах". Ну, были. Видел я их на северном Кавказе в 1942 году. Но пропорции. Один 183-й завод в Нижнем Тагиле создавал тридцать танков Т-34 в один день. А ведь это был не один завод, создававший тридцатьчетвёрки. Возможно, Всевышний сохранил нас, стариков, чтобы о войне мы рассказали правду".

Ион Деген и Феликс Березин

Последняя встреча двух старых друзей.
Москва, 18 декабря 2014 г., на российской премьере документального фильма Михаила Дегтяря и Юлии Меламед «Деген» в Еврейском музее и центре толерантности.
Слева направо в первом ряду: Юрий Деген (сын), Люся Деген (жена), Ион Лазаревич Деген, Феликс Борисович Березин, Наталья Иванова (сотрудница). Во втором ряду, между Ф.Березиным и Н.Ивановой - Марина Феликсовна Березина (дочь), рядом с ней - медсестра Ирина.
Фотография была прислана Ионом Дегеном, автор пока нам неизвестен.

9 мая 2016 г. в сети Интернет опубликована новая статья о нескольких ветеранах Великой Отечественной войны, ныне проживающих в Израиле. Автор - Павел Вигдорчик, название - "День победы в Израиле. Три встречи". Поскольку Феликс Борисович методично публиковал на своем сайте почти все связанное с Ионом Дегеном, ниже приведен посвященный ему отрывок из этой статьи.

"Мне всегда очень тяжело давались интервью с участниками войны. Превращался в мальчика, сидящего у дедушки на коленях и трогающего его медали, при этом старался оставаться журналистом. Сегодня хотел поздравить с праздником тех, с кем повезло встретиться. (...)
Легендарного танкового аса Иону Дегена режиссер посвященного ему фильма "Деген" Михаил Дегтярь назвал величайшим из живущих на Земле евреев. На счету уроженца Винницкой области – 16 подбитых и один угнанный немецкий танк. Его дважды представляли к званию Героя Советского союза, но награду он так и не получил.

Ион Лазаревич, служивший в танковой бригаде прорыва, выжил чудом. На излечении в госпитале понял, что будет врачом – и стал доктором медицинских наук, хирургом-ортопедом, первым в мировой практике пришил ампутированную руку. Его перу также принадлежит одно из самых известных и самых страшных стихотворений о войне: "Мой товарищ, в смертельной агонии…"

"Как в мою жизнь пришла поэзия? Понятия не имею. Я считал, что первое мое стихотворение – "Начало". Но приехал сюда старший брат моей одноклассницы и напомнил мне, что я еще в школе писал стихи. А я абсолютно не помню. Была еще одна вещь: когда я ухаживал за своей будущей женой, то охмуряя, читал ей поэму "На смерть Сталина". Ни единой строчки не помню. Я вспоминаю сейчас фронтовые стихи, которые, как думал, давно забыл. А эта поэма, как и все, что я писал до войны, пропала. Ничего не помню".

Свое знаменитое стихотворение Деген недолюбливает: "Мое любимое стихотворение было написано на Кавказе. После тяжелого дня, очень тяжелого боя, я прислонился к стволу маслины. Раздался выстрел, и ветка упала мне на танкошлем. И когда я читаю сейчас это стихотворение, у меня тот же мороз по коже, который был тогда":

Воздух вздрогнул. Выстрел. Дым.
На старых деревьях обрублены сучья.
А я еще жив.
А я невредим.
Случай?"
Ион Деген

Ион Деген. 40-е годы

Вот еще один отрывок из этой статьи израильского автора. "Поколение, которое вошло в историю как величайшее, уходит. И вы знаете - оно подарило нам жизнь, а мы не можем даже музей для них построить. Нет денег, чтобы довести до конца великое дело, начатое Цвикой Кан-Тором и Хаимом Эрезом, не хватает добровольцев, чтобы записать интервью выживших для истории".
Возможно, эта грустная фраза скажет российскому читателю, что в Израиле базовые жизненные потребности ветеранов удовлетворены, поэтому эта сторона дела беспокойства уже не вызывает. Есть о чем задуматься...

P.S. В результате поисков в интернете обнаружилось, что Павел Вигдорчик не брал у Иона Дегена нового интервью, а сделал материал на основании ранее опубликованного, полуторагодичной давности, большого и интересного. Оно будет приведено в следующем посте.
                                                                                                                                                                      Н.Иванова (zewgma)
berezin_fb: (Default)
22 июня 2015 года я опубликовал свои воспоминания о дне 22 июня 1941 года. Первоначальный текст воспоминаний тогда был сокращен так, чтобы вещи, никак не относящиеся к дню начала войны, в него не вошли. Сегодня я публикую изъятый фрагмент.

К тому времени наша семья уже уехала из Киева. Месяца два мы были в Харькове, мама сперва хотела устроиться там на работу.
Я уже рассказывал, что после ареста отца нас уплотнили, и в нашей киевской 3-комнатной квартире стали жить, кроме нашей, еще две семьи. Одна из них и была семья Алексич. В этой семье росли два брата – один мой ровесник, с которым я дружил, другой немного старше.
Когда мы уезжали из Киева (за три дня до того, как Киев был окружен, то есть примерно 14 сентября 1941 года, на платформе товарного поезда, потому что пассажирского сообщения уже не было), Алексичи сказали: «Мы люди маленькие, нам гитлеровские солдаты ничего не сделают» и остались. И действительно, когда уже после войны мы вернулись в Киев и нашли нашу квартиру занятой, на две недели до отъезда в Станислав нас приютили все те же Алексичи, жившие теперь в маленьком двухэтажном деревянном домике во дворе Дома специалиста. Они рассказали, что во время оккупации было очень голодно и все время ждали наших, но ничего страшного они не видели. После освобождения Киева от оккупации старшего сына, достигшего призывного возраста, призвали в армию – сначала в запасной полк, а потом, когда в запасном полку его проверили на благонадежность, то и на фронт. На фронте он был ранен, лежал в госпитале, и уже больше на фронт не вернулся, а вернулся в Киев.
К ноябрю мы добрались до поселка Приуральный, и оттуда я написал Алексичам с просьбой пересылать мне письма уже на этот адрес. В 1943 году я получил только одно письмо. Бойцы написали мне, что комиссар погиб в Сталинградской битве.
Каким образом ходили письма между поселком Приуральный и оккупированным Киевом? Во многом для меня это загадка. Знаю, что из оккупированного Киева можно было выехать в соседнее село, находившееся на советской территории, и отправить оттуда что угодно. А как дошло до Алексичей мое письмо из Приурального, я не знаю. Однако письмо, которое я получил в 1943 году, вероятно, было отправлено уже после освобождения Киева 6 ноября 1943 года.
К этому времени я целиком погрузился в работу в тракторной бригаде, куда меня взяли благодаря маминому авторитету. И хотя работа по 18 часов в день в Приуральном, который был далек от линии фронта, я все равно работал так, потому что понимал, что работаю для того, чтобы приблизить победу. Я об этом писал и, возможно, напишу еще , но суть от этого не меняется. И ожиданием победного окончания войны жили все. Жили с чувством «Здесь горе общее и общая вина. Здесь нет чужих, пока идет война».22 июня в Киеве я понял, что такое война, и это понимание пронес через все годы работы в Приуральном.
berezin_fb: (Default)
Уважаемые читатели, дорогие мои друзья!
Сегодня я отвечал на некоторые комментарии, и мне показалось, что нижеследующие дискуссии достойны Вашего внимания. Возможно, я ошибаюсь. Судить вам.

1. Комментарии и ответы к тексту 442. Мир на ногах и вверх ногами (из цикла про физика Дмитрия)


[livejournal.com profile] fumiripits Прочитал с удовольствием о Фейнмане. Хотя я и не интересовался физикой и историей физики так же сильно, как это было с математикой, однако, весьма и весьма ностальгично, что ли. Также отмечу великолепный подбор иллюстраций.
Ответ на комментарий:
Фейнмана лично я не знал, но длительно общался с людьми, которые его знали и находились с ним в постоянной переписке. Помимо его роли в создании квантовой электродинамики (за что он и получил свою Нобелевскую премию), помимо прекрасно написанных Фейнмановских лекций, я ценю его за очень высокий уровень нравственности. Сужу об этом по его письмам, присланным людям, которых я хорошо знал. Учитывая продолжительность моей жизни, значительная часть которой совпала с жизнью Фейнмана, я не могу говорить о ностальгии. Но грусть о безвозвратно ушедшем с восприятием Фейнмана у меня связана неразрывно.
[livejournal.com profile] arstmasПомню с каким удовольствием читал автобиографию Фейнмана в "Науке и жизни". Приятно было прочитать, что благодаря его письмам, Вы составили о нем мнение как о человеке высоконравственном.
Ответ на комментарий:
Чтение материалов о Фейнмане дает картину жизни большого ученого и может быть основой для отдельного текста. Я мало сейчас пишу. Я стар, а сейчас очень болен. И поэтому я обязательно использую комментарии как основу для новых текстов. Это лучший подход к комментариям. Комментарии в этом случае становятся отдельным материалом, который кто-нибудь, может быть, еще будет читать. А может быть, уже и не будет. Но пока я в силах использовать комментарии для создания новых текстов, я постараюсь это делать. Хотя мне трудно. И мотивация к созданию таких текстов у меня сильно снизилась. Все же я надеюсь на продолжение взаимодействия с теми людьми, которые долго были моими читателями. Сейчас их осталось человек 30-40. Но я их знаю поименно, знаю о них все. Эти люди могут считаться моими друзьями, потому что реальных друзей у меня нет.
__________________________

Комментарии и ответы к тексту 1120. "Убитых снегом засыпало..."
типичный мифологизированый Сталин, всевидящий, всезнающий и ужасный, которого "играют" и рассказчик, и бледнеющие (от ужаса?) часовые у двери кабинета. так вижу :-)
Ответ на комментарий:
Сталин, несмотря на все ужасы, которые связаны с его именем, личностью был выдающейся. И часовые бледнели не от страха, а от сознания того, что они стоят у кабинета Сталина.

baby_lyaliko

Жуткое стихотворение (не работает звук, так что я не слушала, а читала текст). Если бы не ваши слова о Сталине я бы наверное не поняла (или не сразу поняла) что ОН - это Сталин, подумала бы что это что-то потустороннее, дьявольское..
Ответ на комментарий:
Я не писал, что это Сталин. Но текст наводит на мысль, что речь идет именно о нем. Не вижу в стихотворении ничего потустороннего или дьявольского. Ясно, что речь идет о конкретном человеке. По-видимому, о Сталине. Хотя прямо в стихотворении это нигде не сказано.
[livejournal.com profile] arstmas:
Тоже, вот, не знаю чьи это стихи, что неудивительно, конечно.
А как воспринимаю... У меня пожалуй не понимание, а впечатление. Увидел их после этого поста
http://shkrobius.livejournal.com/531700.html
и смотрятся уже как попытка "пририсовать" чувства там, где их не было. Казенное "я понимаю ваше горе". Извините.

Понимаю, почему не могли быть опубликованы после смерти, но почему при жизни? Слишком лирический образ получился?

Ответ на комментарий:
При жизни Сталина существовал стереотип того, что о нем писали. Это стихотворение в стереотип не укладывалось.
Не думаю, что это стихотворение можно сравнивать со стихами Тихонова или любыми другими. Оно особняком.
потому что "Еще пойдем в огонь и слякоть,
Чтоб он поверил: город занят"

т.е. "он" не верит в очевидное. нам придётся умирать без толку, лишь бы "он" поверил в очевидное.
Ответ на комментарий:
Я несогласен с такой трактовкой. Люди умирали, потому что шла Великая Отечественная война. Они при этом не думали о Сталине. Знали, что он существует. Но он не присутствовал в их повседневных окопных разговорах. Это стихотворение не отражало массовых настроений.

jlm_taurus

Неплохое стихотворение, объемное, есть там пространство и время.
По моим субъективным ощущениям: написано где-то между 55-60,
несколько "литературно", автор знал фронтовиков, но сам не воевал. По стилю что-то вроде Рождественского. Имеется и определенный "культурный" интеллигентский слой - не всякий
знает про Данте.

Несколько противоречиво с ощущением времени: первый салют был
в августе 1943, тяжелая же зима больше ассоциируется с зимой 1941.

Неканонический образ Сталина - одни увидят тирана, другие -
усталого старого человека.

До сих пор дикие споры вызвает "кризис" первой недели начала войны, почему выступал Молотов, а не Сталин, был ли Сталин эти несколько дней в "прострации". Может ли бог болеть и сомневаться, как простой человек ?

Хотелось бы узнать ваше мнение как врача и свидетеля эпохи по этой первой неделе войны для Сталина.
Ответ на комментарий:
Я писал в тексте, посвященном первому дню войны:
"Всех удивляло, что не выступил Сталин. За достоверность последующей фразы я не ручаюсь. Но я знаю со слов очевидцев (я не называю должностей этих лиц - возможно, они еще живы и совсем не хотят, чтобы их слова были опубликованы), что первые дни войны Сталин находился в тревоге и растерянности и даже произнес такую фразу: «Все кончено. Все, что сделал Ленин, мы потеряли».
Он собрался с собой в течение трех или четырех дней, и только 3 июля выступил по радио".
Автор стихотворения был непосредственным участником войны. Более того, когда закончилась война, жизнь в значительной степени потеряла для него смысл. Строки "Убитых снегом засыпало на пограничном полустанке... Держись, еще не все пропало. Еще придется лечь под танки" говорят о том, что война составляла смысл его жизни, и главным образом потому, что там "все сердца стучали вместе".
Я хорошо понимаю это чувство. Я сам писал:
Здесь горе общее и общая вина.
Здесь нет чужих, пока идет война.

Спасибо за это стихотворение. Было интересно и приятно послушать Ваш голос.
В стихотворении мне видится внутреннее напряжение, столкновение в душе автора двух, как минимум, идей, двух восприятий Сталина (я верю Вам, что это о Сталине). С одной стороны: "он первым знал, что надо плакать", с другой - "сухие глаза"; с одной стороны - он знает всё, что происходить, чувствует, почему неровный почерк и т.д., с другой - нужно много ещё испытаний, чтоб "он поверил".
Наверное, и ещё что-то есть. Я пишу о том, что видно с первого прочтения.
Произведения, похожие на море, мне всегда нравились...

Интересно, в тексте написано "дантовские предместья", у Вас слышатся "Данцигские", и то, и то, кажется, уместно.
Ответ на комментарий:
Это особые стихи. Я не знаю похожих. Да и вряд ли похожие возможны. Я очень ценю это стихотворение. В нем есть широта и многозначность.
А предместья, естественно, данцигские. Ошибка уже исправлена.
Дорогой Феликс Борисович! Спасибо за стихи, за Ваш голос!

"Держись, еще не все пропало,
Еще придется лечь под танки.
Еще старухи будут плакать,
Газеты трогая глазами.
Еще пойдем в огонь и слякоть,
Чтоб он поверил: город занят" - !!!
Ответ на комментарий:
Мне приятно, что Вам понравились эти стихи. Они стоят особняком. Никто не написал ничего похожего. Я их ценю и помню всю сознательную жизнь.

zewgma

Создается впечатление, что написано скорее человеком из окружения Сталина, чем далеким фронтовиком. Уж больно много деталей знает. Хотя с другой стороны... а штрафники, а штабные? Но я о Жукове такое читала: что он чувствовал обстановку на фронте, как другие чувствуют свои руки и ноги...
Вторая строфа очень медицинская! Несмотря на перенесенный инсульт (рука свисала вдоль шинели), режим щадящий не соблюдался (в доме не гасили света), и, по-видимому, часовые не могли сесть или лечь, пока ОН не спал, и поэтому бледнели - кровь скапливалась в венах нижних конечностей и отливала от лица?
Я помню, Феликс Борисович, у нас разнилась оценка последних строф. Я в них увидела сарказм. А Вы сказали, что там все серьезно, такой вариант развития событий рассматривается автором как желательный. Ну так же по-разному можно рассматривать "Балладу о синем пакете".
Ответ на комментарий:
Восприятие индивидуально. И так же индивидуальна оценка. Это не может быть предметом дискуссии. Это внутреннее восприятие каждого человека. А внутреннее восприятие не подлежит обсуждению, просто принимается к сведению.

Стихотворение сильное, очень в духе того времени. Стихотворение верующего человека. Не в бога всевышнего верующего, а - в верховного вершителя судеб всего народа - Сталина. Именно интонацией - искренней, истовой - ценно.
Ответ на комментарий:
Дорогая Галя!
Я полностью согласен с Вашей оценкой стихотворения.
Вы всегда хорошо чувствовали слово.
Спасибо за отклик.
Если следовать хронологии создания штрафных батальонов и рот, то стихотворение было написано не раньше 28 июля 1942 года...
Ответ на комментарий:
Вероятно, действительно это написано не раньше 28 июля 1942 года. Но это могло быть написано и значительно позже. Штрафные роты, штрафные батальоны сразу после их создания существовали до конца войны. Штрафные подразделения и заградотряды сыграли большую роль в выполнении приказа "Ни шагу назад". Люди оказывались в ситуации, когда можно было погибнуть либо от немецкой пули, либо от пули своих. Но людей удерживал не только страх. К этому времени уже существовало озлобление в отступавших частях, и слова Суркова:
Мы слишком долго отступали
Сквозь этот мрачный черный год
И кровь друзей, что в битвах пали,
Сердца стыдом и болью жжет.
(...)
Пора! Уже в донских станицах
Пытает немец нашу честь.
Ведь порох есть в пороховницах,
И сила есть, и злоба есть.
(В интернете я нашел несколько другой вариант стихотворения Суркова "Пора!", но мне нравится этот).
Ярость и озлобление сыграли большую роль, чем страх перед заградотрядами. В еще отступавших, но уже готовых к наступлению воинских частях зрела решимость покончить, наконец, с этой коричневой чумой. И с ней покончили. Сталинградская битва сыграла в этом решающую роль. "Просчитались мы. В несколько раз было больше немецких войск в Сталинграде, чем мы считали. Тут я похвастать не могу. Считал, как все, и просчитался, как все. Но я понимал, что наша армия сидела на клочке приволжской земли и усидела. А тут у немцев в руках оказался, по сути дела, целый укрепрайон. Сталин гневно говорил, что его приказ покончить в Сталинграде за месяц не был выполнен, и от этого пошли многочисленные осложнения. Но этот приказ не мог быть выполнен. И Сталин на совещании командования говорил: "Все потому, что вы не выполнили моего приказа". Начальник генерального штаба считал, что Сталинград не нужно брать. Он надежно окружен, и пусть немцы там умирают с голоду. Но Сталин гневно ответил: "Как это не брать? Взятие Сталинграда имеет неисчислимое мировое значение!" А его слова были решающими. И когда выяснилось, что действительно не нужно было брать Сталинград, а нужно было окружить армию немцев на Кавказе, Сталин вызвал к себе начальника штаба и сказал: "Сдайте дела". "Есть сдать дела". Теперь жду нового назначения. По счастью, Рокоссовский уже затребовал меня к себе". Об этом написано, в частности, у Симонова.
"Почему так получается? - спросил Сталин у Жукова. - Почему мои распоряжения выполняются с запозданием?" И Жуков ответил: "Порочна сама система. Мы докладываем вам, получаем распоряжения, а за это время обстановка меняется. А нужно дать полномочным представителям Ставки разрешение действовать на месте". Это был, пожалуй, единственный раз, когда Сталин прислушался к резонности возражений. Он назначил Жукова полномочным представителем Ставки и дал ему право принимать решения на месте.
Жуков был уверен, что он надолго занял лидирующее положение в руководстве войсками. Но как только боевые действия стали подходить к концу, его влияние уменьшилось, а после окончания войны он был просто назначен командующим одного из военных округов. Сталин использовал людей, пока они были ему нужны, но очень внимательно относился к тому, чтобы они не приобретали самостоятельного влияния. Жуков был великим полководцем, но человеком чрезвычайно жестоким. Часто, когда речь шла о взятии какого-то немецкого города к 1 мая, он выделял несколько тысяч бойцов без нужды, потому что взять город 2 мая было значительно легче. И Сталин с одобрением относился к этой жестокости Жукова. Как полномочный представитель Ставки, Жуков играл вторую после Сталина, а в оперативных ситуациях - и первую роль. "Открыли второй фронт, - пишет Деген о своей беседе с гауптманфюрером, человеком интересным и незаурядным. - Конечно, ваш вождь, - сказал гауптманфюрер, - справился бы и один, положив несколько десятков тысяч иванов. Но второй фронт, конечно, ускоряет ситуацию. Социализм что красный, что коричневый, не считается со свободами человека. Сейчас вы гордитесь тем, что вы еврей. Но, помяните мое слово, вы перестанете этим гордиться".
Гауптманфюрер оказался прав. Антисемитизм, на котором базировалась политика фашистской Германии, очень скоро стал государственной политикой Советского Союза.
Моя жизнь подходит к концу, но она была очень долгой, и все, о чем я пишу, происходило у меня на глазах.
Комментарий получился очень длинным. Он может быть значительной частью отдельного текста. И я постараюсь использовать его в этом качестве.
У меня осталось мало читателей. И мне приятно, что Вы среди них.

_________________________________________________________
Комментарии к тексту: 1119. 22 июня 1941 года


Тяжелая это тема. Спасибо, Феликс Борисович!
Ответ на комментарий:
Тема действительно тяжелая. Но я решил написать об этом. Немного осталось очевидцев, которые 22 июня в 4 часа пережили бомбежку Киева. Надеюсь, что мне удалось передать ту атмосферу.


pani_hida

Спасибо за эти воспоминания!
Ответ на комментарий:
Я полагал, что нужно рассказать людям, которые вообще не знают, что такое была война, не придают этому никакого значения, не могут назвать годы войны и не понимают, что если бы эта война не была выиграна, их сегодняшняя жизнь была бы невозможна, если бы они вообще появились.

umbloo

Спасибо. Старший товарищ моей матери тогда как раз на западной границе служил, помню, как он рассказывал про начало войны - и про то, какой даже для пограничников это оказалось неожиданностью, ждали - но позже.
Ответ на комментарий:
Не только люди, служившие на границе. Войны ждали все. Но даже осведомленные люди верили Сталину, что война начнется в 42-м году. 22 июня я помнил и помню всегда. Я думаю, что война в значительной степени сформировала мою личность. 22 июня научило меня, что в любых условиях надо действовать и делать все возможное. Действовать, несмотря на опасность. Действовать сверх силы. Этот урок остался у меня на всю жизнь.

warsh

А ведь будь вам чуть больше лет, глубокоуважаемый Феликс Борисович, вы наверняка бы пошли воевать. Как ваш друг Деген.
Ответ на комментарий:
В том, что, будь я чуть постарше, я оказался бы на фронте, у меня нет никакого сомнения. Даже тогда я думал сбежать в армию. Но военные патрули не выпустили бы меня из города. А кроме того, была мама. И в том возрасте я уже чувствовал себя ее опорой и надеждой. Деген писал мне: "Ты очень правильно прожил жизнь. И правильно провел войну. Разве что не воевал, но это по малолетству". Но с 22 июня я уже жил войной и, оказавшись в 42-м в тракторной бригаде, я не просто работал 18-20 часов. Я все время понимал,что я работаю на победу в войне.

warsh

Глубокоуважаемый Феликс Борисович, я думаю, что патрули бы вы как-нибудь обошли. А вот маму бросать, конечно нельзя. Аргумент.

А после войны вы служили в армии?
Ответ на комментарий:
Сегодня я писал о 22 июня 1941 года. Не бросать маму было для меня не аргументом, а насущной потребностью. Я считал, что ей нужна поддержка, и что я могу эту поддержку оказать.
А если отвечать на Ваш вопрос, касающийся будущего, то могу ответить, что в армии я не служил и в войсках был только два раза по три месяца, во время боевых сборов, которые проводил институт.
Продолжаю Вас читать. Интересно.
Есть некоторые сомнения насчёт того, что Рихард Зорге сообщал точную дату начала войны: это утверждение неоднократно опровергалось. Например, в Википедии сказано следующее:


В 1941 году Зорге получал различную информацию о скором нападении Германии на СССР от германского посла Отта, а также морских и военных атташе[9]. Впоследствии стало известно, что 15 февраля 1941 фельдмаршал Кейтель подписал директиву о дезинформации советского военного командования через германских атташе в нейтральных странах[10]. Таким образом, информация, полученная Зорге, постоянно менялась. В мартовском донесении Зорге утверждает, что нападение произойдет после войны с Англией. В мае Зорге указывает на нападение в конце месяца, однако с оговорками «в этом году опасность может и миновать» и «либо после войны с Англией». В конце мая, после того, как ранняя информация не подтвердилась, Зорге сообщает, что нападение произойдет в первой половине июня. Два дня спустя уточняет дату — 15 июня. После того, как срок «15 июня» прошёл, Зорге сообщил, что война задерживается до конца июня. 20 июня Зорге не сообщает дат и лишь уверен в том, что война обязательно состоится.




Кроме того, наверняка у Сталина, помимо Зорге, были и другие источники информации. Что говорили о войне они, мы не знаем, а оценить качество информации можно только постфактум.
Ответ на комментарий:
Я писал о 22 июня 1941 года. Писал подробно о том, что я видел в этот день. А поскольку очевидцев осталось уже немного, мне казалось важным написать этот текст.
О Зорге я упомянул мельком, тут же отметив, что Сталин получил сведения из многих источников, а слова о Зорге сопровождал примечанием "в частности". А Ваш комментарий создает впечатление, что Зорге был одним из главных действующих лиц моего рассказа. Вероятно, Вы не слишком внимательно прочитали текст и не поняли, чем было для меня 22 июня 1941 года. Может быть, если Вам это интересно, Вы еще раз прочтете этот текст, чтобы понять, о чем он и чем было для меня 22 июня 1941 года.

nadiege_da

Спасибо, Феликс Борисович!Очень живо ощущаю все, о чем Вы рассказали. Чувство, как у очевидца. Удивительно Вы умеете рассказывать...
Мне кажется, такие люди, как Комиссар , появляются в очень трудные времена ,мне посчастливилось еще застать таких людей, за что я благодарна судьбе. И рассказы о них драгоценны.
Ответ на комментарий:
Если Вы живо ощущаете то, что я рассказал о 22 июня, если у Вас появляется чувство очевидца, то значит, я достиг своей цели. Вам повезло, если Вы встречали таких людей, как Комиссар. Нынешнее поколение таких людей уже не встретит. А если бы встретило, не придавало бы этому значения, не понимая, что они живут только благодаря таким людям и выигранной войне.

isnic

Спасибо большое Вам, глубокоуважаемый Феликс Борисович, за этот проникновенный рассказ из Вашего детства.
Ответ на комментарий:
Я ценю то, что мой рассказ о 22 июня Вы назвали проникновенным. Это значит, что Вы поняли, что я испытывал тогда и что испытываю до сих пор, когда вспоминаю этот день.
Спасибо за понимание.

Спасибо за рассказ! К сожалению случись что-то подобное сейчас, мне кажется, все просто в панике разбегутся и никто на крышах бомбы зажигательные тушить не будет. Мы все очень сильно испортились. Люди вашего поколения совсем другие.
Ответ на комментарий:
Я согласен с Вашим мнением о нынешнем поколении. По счастью, людям этого поколения не придется проявлять собранность и мужество, которые проявляли мы. Полагаю, что нынешняя война может быть только ядерной, а в ней победителей не будет.

Благодарю за рассказ, Феликс Борисович,
всегда, когда читаю о начале той войны, и последующих событиях, думаю: а могло ли быть по-другому?..
Ответ на комментарий:
Трудно судить о событиях постфактум. Но если бы Сталин поверил сообщениям о дате начала войны, к ее началу уже бы была проведена всеобщая мобилизация, и люди в армии были бы готовы встретить противника. Не знаю, как это изменило бы ход событий, но изменило бы обязательно. Но теперь я пишу не о том, что могло бы быть, а о том, что было реально 22 июня 1941 года.

Да, Феликс Борисович, - история не терпит сослагательного наклонения и вместо упреждающей всеобщей мобилизации была проведена, не имеющая в истории аналогов, вынужденная эвакуация.
Еще раз, спасибо за Ваш рассказ очевидца об этом страшном дне нашей Истории.
Ответ на комментарий:
Я писал с намерением показать этот страшный день глазами очевидца. Надеюсь, что мне это удалось.

prohogy

Есть интересный пример - как встретил войну флот под руководством адмирала Кузнецова. Возможно, это ответ на Ваш вопрос.
Ответ на комментарий:
Это не может быть ответом на вопрос. Но это показательный пример того, что иные действия были возможны.

aghartha

Спасибо за рассказ, Феликс Борисович. Трудно даже представить себе те события и восприятие их непосредственными участниками... Благодаря Вам у нас появляется такая возможность – хотя бы прикоснуться к этому. Здоровья Вам и сил!
Ответ на комментарий:
Я писал именно для того, чтобы тем, кто читает, было понятно, как выглядел этот день в глазах человека, который его пережил. Это не история. Это страшный и важный день моей жизни.
Феликс Борисович, большое Вам спасибо за такие живые воспоминания, позволяющие прикоснуться к тому, что для большинства уже просто сухие цифры истории. Это очень ценно.
Ответ на комментарий:
Я писал именно для того, чтобы было ясно, как я увидел этот день. Это был день моей жизни. Очень важный и очень опасный. Для меня это моя жизнь, а не история. Я живу долго, может быть, слишком долго. И целые эпохи проходили на моих глазах.

nomad_69

С трудом могу поверить, что Киев бомбили в 4 часа утра 22 июня 1941 г. От Киева до границы была не одна сотня километров. Обнаружение немецких самолётов до наступления часа Х могло повлечь серьёзные последствия. Немцы бомбили в первую очередь приграничные аэродромы и транспортные узлы. В чём смысл бомбёжек гражданских объектов в глубоком тылу? Как я понимаю, кроме воспоминаний очевидцев должны сохраниться какие-либо документы подтверждающие факт бомбёжек. Для справки, Минск первый раз бомбили 24 июня.

zewgma
Nomad, разве вы не знаете, что немецкие самолеты несколько дней до начала войны спокойно летали над нашей территорией? Если не знаете, то подумайте, почему на них не реагировали.
А в Киеве бомбили как раз военные заводы.
http://borisfen70.livejournal.com/
Скорость бомбардировщика в то время вполне могла быть около 800 км/час. http://www.softmixer.com/2012/11/blog-post_6256.html
Так что не одна сотня километров, с учетом того, что 22 июня ровно в 4 утра уже давно светло - это пустяки.
Удивительно, что "документы" для Вас убедительнее, чем свидетельства очевидцев. Любые документы подделать легче, чем человеческую память.
Ответ на комментарий:
Над Украиной летали не просто немецкие самолеты, а разведывательные самолеты "рама". Было приказано не обращать на это внимания, поскольку действовал пакт о ненападении, и Сталин придавал большое значение тому, чтобы этот пакт ни в одном пункте не был нарушен. Фашистское правительство Германии, начиная войну, не могло предъявить Советскому Союзу ни одной претензии, хотя измышлениями пропаганды Геббельса такие обвинения появились. Сработал общий принцип геббельсовской пропаганды: чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверят.
berezin_fb: (Default)
В продолжение своих воспоминаний о 22 июня 1941 года я прочту вам одно из самых сильных стихотворений о войне.
Кто его автор, я забыл, а может быть, и никогда не знал.

Я не нашел его текста в интернете. Это неудивительно. Это стихотворение не могло быть опубликовано при жизни Сталина и тем более не могло быть опубликовано после его смерти.
К моему удивлению, я столкнулся с тем, что представители разных поколений по-разному трактуют это стихотворение. Поэтому я бы с интересом прочел Ваши комментарии к нему.
Чтобы прослушать стихотворение "Убитых снегом засыпало" в моем прочтении, нажмите на стрелку "play".


Cкачать Убитых снегом засыпало бесплатно на pleer.com

Ниже приведен текст стихотворенияRead more... )
berezin_fb: (Default)
…Уже позже я услыхал песню:
Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа,
Киев бомбили,
Нам объявили,
Что началася война.

Но задолго до того, как я услыхал эту песню, я увидел начало этой войны.
Я проснулся ночью от взрывов, действительно около четырех часов ночи. Двенадцати лет мне еще не было, и я не принял все это всерьез. Я подумал, что это привычная учебная тревога.
Я встал и выглянул в окно, и во дворе увидел разрывы и воронки от бомбы, а на крышу падали зажигательные бомбы. Люди сбрасывали их во двор – я не знаю, чем именно, но какой-нибудь инструмент у них наверняка был, жил в округе люд рабочий. Но несколько человек уже тащило на крышу ящики с песком и большую связку металлических щипцов, которыми можно было хватать зажигалки. И тут же на крыше оказалась большая группа взрослых, но проснулись и вездесущие мальчишки и тоже оказались на крыше.
Учебные тревоги принесли большую пользу: когда началась реальная бомбардировка, люди сразу знали, что делать.
Дом специалистов, в котором я жил, был единственным современным домом на той окраине Киева, которая в просторечии называлась Шулявкой. Люди, которые не жили на Шулявке, местных подростков называли шпаной. Я не видел причин называть их так. И 22 июня они показали, что они не шпана. Они немедленно оказались на крыше, расхватали щипцы и стали бросать зажигалки в ящики с песком. Естественно, я не остался в стороне.
Так ночью 22 июня, на крыше Дома специалистов, со щипцами в руках, рядом с ящиком песка, с очередной зажигалкой в щипцах, которую нужно было бросить в ящик с песком, я встретил начало войны. Никакого объявления еще не было. Война была для нас совершившимся фактом.

22 июня 1941, горит завод "Большевик" (Киев, в двух остановках от Дома специалистов)
При авианалете на заводе погибло 16 человек - рабочих ночной смены.
Источник: [livejournal.com profile] borisfen70

Днем выступил Молотов. Он сказал, что коварно, без объявления войны германско-фашистские войска пересекли нашу границу.
Я прослушал его выступление. Мне было интересно, что он скажет. Но объявлять о начале войны было уже не нужно, потому что я слышал его выступление под гром фугасных разрывов.

На следующий день в кинотеатрах показывали кинохронику (до появления массового телевидения в кинотеатры ходили фактически ежедневно, главным образом для того, чтобы посмотреть документальный киножурнал и новую хронику), на которой пограничники восстанавливали поваленные пограничные столбы. В хронике показывали только это. Но уже из других источников я узнал, что никто из пограничников, восстанавливавших пограничные столбы, не остался в живых. Немецко-фашистские мотоциклисты пересекли границу с автоматами в руках и расстреляли весь пограничный наряд. Тогда еще говорили «немецко-фашистские». К концу 41-го «фашистские» уже исчезли, и врага называли просто «немцы». Это была перемена в массовом сознании. Идеологические корни воспитания исчезли, перестали говорить «фашистская Германия напала на нашу страну», а просто говорили «Германия» или даже просто «немцы».
Я попытался найти в интернете ту хронику и не смог. Дело в том, что в Киеве показывали не центральную хронику, а свою. Ее на месте снимали и на месте показывали. И она не была такой бравурной и постановочной, как тот снимавшийся в Москве киножурнал, который я нашел сегодня.

Из газет исчез лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!», который заменился лозунгом «За нашу советскую Родину!».
Именно 22 июня я познакомился с человеком, который придерживался старой идеологии и считал, что можно сохранить оба лозунга: на одной стороне «За нашу советскую Родину», на другой – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!»
Произошло это так. Я часто заходил в штаб гражданской обороны, который находился в нашем доме и до войны занимался организацией учебных тревог и учений по гражданской обороне. 22 июня этот штаб стал называться просто штабом обороны. Именно в штабе я познакомился с человеком, который был замполитом дивизии, то есть заместителем командира дивизии по политической части.
Это был совсем особый человек, который во время войны ухитрился сохранить свои идеологические убеждения. Звали его Сергей Николаевич, а фамилии его я не знал никогда. Он приехал в Киев с кратковременным заданием, суть которого мне не была известна. С ним приехало двое бойцов, которые называли его комиссаром. И я спросил одного из бойцов: «Замполита комиссаром по старой памяти называете?» Он усмехнулся и сказал мне: «Он и есть комиссар».
С этими бойцами я подружился. Они взяли мой киевский адрес и потом иногда писали мне письма. Каюсь, отвечал я нерегулярно. Потом я думал: зачем они писали мне письма? И пришел к мысли, что им нужен был какой-то человек в тылу, которому можно было написать и получить ощущение, что существует что-то кроме фронта.

По словам бойцов, слово комиссара было законом. Сергей Николаевич замечателен был своей храбростью, своей готовностью лично возглавить контратаки, своей заботой о раненых и тем, что под огнем отправился в порт на судно, на котором увозили двух тяжелораненых офицеров дивизии, чтобы проститься. Он не знал, выживут ли они и тем более не знал, будет ли он сам жив завтра.
Он был одним из организаторов эвакуации советских войск из Одессы (1-16 октября 1941). Образцовой, при которой совершенно не было потерь. Оставленные заслоны создавали у румынских и немецких войск впечатление, что войска в городе. Но немцы и румыны вошли в Одессу, где не было уже ни одного бойца Красной армии. Это было несколько позднее.
В 1943 году, уже в Приуральном, я получил только одно письмо. Знакомые бойцы написали мне, что комиссар погиб в Сталинградской битве.

Об этом человеке, кстати, писал Симонов. Он писал, что он как разорвал на груди гимнастерку, обнажив матросскую тельняшку, так и шел всю войну навстречу смерти. Странно читать о человеке, которого знал лично…
…Это было 22 июня. Фугасные бомбы не разрывались больше на нашем дворе, но разрывались поблизости, и весь день 22 июня был для меня заполнен гулом от разрывов. Зажигалки падали непрерывно, мы их обезвреживали, бросая щипцами в ящики с песком. Двухэтажные деревянные домики, которые окружали Дом специалиста, не бомбили и не обстреливали. Они не представляли интереса для немецких летчиков. Насколько мне известно, не было существенных повреждений и в расположенном рядом зоопарке. В мирное время я часто просыпался от рыка льва в этом зоопарке.

Потом я узнал, что в округе от той первой бомбежки погибло около 200 человек. О количестве раненых не могу ничего сказать.
Во дворе ребята спорили, сколько продлится война. Мнения расходились: от месяца до полугода. Ведь немцы находились на нашей территории, а мы были воспитаны на песне «И на вражьей земле мы врага разгромим, малой кровью, могучим ударом». Все ожидали контрнаступления, действий Красной армии на территории Германии, где и будет разгромлен враг. Сведений о потерях у нас не было, и мы даже верили еще, что «малой кровью».
Осознание пришло позже.

Высшим авторитетом для меня была мама. Я спросил у нее, сколько продлится война и когда начнется контрнаступление Красной армии. Человек, имеющий опыт гражданской войны и подполья, мама трезво судила о происходящем. «Это надолго», - сказала она. «Как надолго?» - «Года два, не меньше». «А когда будет контрнаступление Красной армии?» - «Не думаю, что скоро, - ответила она. – Насколько я слышала, Сталин имел точные сведения о дне и даже часе, когда немцы начнут реализовывать план «Барбаросса», предусматривающий быстрое взятие Москвы и Ленинграда. Но из каких-то известных одному ему соображений до самого начала войны Сталин был уверен, что война начнется в 1942-м, и именно к этому времени готовил армию».
И поскольку мама для меня была непререкаемым авторитетом, я не обращал внимания на то, что писали и говорили, и понимал, что война продлится не меньше двух лет и что контрнаступление Красной армии в ближайший год маловероятно.

Сталин имел точные сведения о дне и даже часе начала войны от советских агентов, в частности, от небезызвестного впоследствии (после выхода книги «Кто вы, доктор Зорге?») Рихарда Зорге, который был другом военного атташе немецкого посольства в Японии, и, как ни странно, от одного из офицеров немецкого Генштаба, который не был советским агентом, но считал безнадежным предприятием войну с необъятной Россией.
Сталин настолько не поверил полученным сообщениям, что даже не приказал военным самолетам, находившимся на приграничных аэродромах, вылететь в глубь страны, и они были уничтожены на земле.
22 июня о начале войны объявил Молотов, назвав нападение Германии неслыханным вероломством и заявив, что, несомненно, немецкие рабочие, крестьяне и интеллигенция не хотят этой войны и понимают, какие страдания она им принесет; что ответственность за это решение лежит на фашистской клике, которая сейчас управляет Германией и покорила многие страны Европы. Он обращался к слушателям как к «гражданам и гражданкам Советского Союза».

Всех удивляло, что не выступил Сталин. За достоверность последующей фразы я не ручаюсь. Но я знаю со слов очевидцев (я не называю должностей этих лиц - возможно, они еще живы и совсем не хотят, чтобы их слова были опубликованы), что первые дни войны Сталин находился в тревоге и растерянности и даже произнес такую фразу: «Все кончено. Все, что сделал Ленин, мы потеряли».
Он собрался с собой в течение трех или четырех дней, и только 3 июля выступил по радио. И если Молотов говорил «граждане и гражданки», Сталин сказал: «Братья и сестры». Это было необычное для Сталина обращение, и некоторые связывают его с тем, что Сталин (Джугашвили) учился в православной семинарии.
Но это было уже не 22 июня.
И не 22 июня на смену «И на вражьей земле мы врага разгромим, малой кровью, могучим ударом» было написано:
Мы слишком долго отступали
Сквозь этот мрачный черный год,
И кровь друзей, что в битвах пали,
Сердца стыдом и болью жжет.
(А.Сурков)

Но я не хочу сегодня слишком далеко уходить от 22 июня. Может быть, я еще вернусь к военной теме, но в другой раз, не будучи привязан к дате 22 июня.

"Если завтра война, если завтра в поход"

Речь В.Молотова 22 июня 1941 г.

Речь И.Сталина 3 июля 1941 г.
berezin_fb: (Default)
Отсюда
[livejournal.com profile] roman_kr
Уважаемый Феликс Борисович,
Прошу считать этот текст своеобразным ответом на вопросы, возникшие по поводу Ваших предыдущих и очень интересных
постов.
С уважением, Роман


Геополитическое... И опять 6 миллионов. ЕС безмолствует.

Население Луганской и Донецкой области ( ~6 миллионов) перед лицом голодной и холодной смерти.
Кто виноват?

Все споры можно свести к расхождению в базисных "аксиомах".
1. "Аксиомa" о роли России в событиях.

Аксиома 1.
Россия - действующая сторона конфликта

Россия обеспечивает массовые поставки тяжелого вооружения , живой силы и прямое вторжении российской армии в критические моменты..(Иловайский котёл).
И Россия создала и поддерживает марионеточный режим и несет ответственность за происходящее.
Т.е. другими словами - Россия полностью контролирует власти и территорию и несет ответственность за происходящее.

Аксиома 1
Российских войск в Донецке/Луганске нет, речь идет о бандитах/борцах за независимость Новороссии захвативших гражданское население в заложники. В этой ситуации за все отвечает Украина, которая не может разобраться/договориться с бандитами.

Что происходит на самом деле узнать не так-то просто....- да и не факт что это поможет.
Мне по-большому счету нечего добавить к своей "аналитике" о том, что война выгодна всем
силам кроме населения Донецка/Луганска - и это является ее движущим фактором.

Что говорят мировые стандарты/израильская практика - несмотря на войну - стороны прекращают огонь и снабжают мирное население продуктами, эвакуируют население из зоны войны. Но - ЕС безмолствует (с)

То, что в центре Европы могут погибнуть от голода и холода 6 миллионов человек (население Донецкой/Луганской области) - навевает интересную аналогию. Только и тогда за гибель 6 миллионов евреев несли ответственность не только Германия, но и союзники у которых не нашлось самолетов разбомбить печи Освенцима/принять беженцев из Германии.


Ответ на комментарий

Глубокоуважаемый Роман,
Ваши комментарии всегда очень интересны. Я согласен считать Ваш текст ответом на вопросы, возникшие по поводу моих предыдущих постов. Мне приятно, что Вы считаете их интересными.
То, что Европейский Союз безмолвствует в связи с тем, что 6 млн. населения Луганской и Донецкой областей находится перед лицом голодной и холодной смерти, не удивляет – зажиточные страны эгоистичны.
Ничего не знаю о прямом вторжении российской армии.
Не согласен с тем, что «Россия создавала марионеточный режим» и что она несет за него ответственность.
Единственное, в чем действительно заинтересована Россия, Read more... )
berezin_fb: (Default)
С 21 по 29 января 2014 года я публиковал цикл "Ион Деген и последняя встреча". Сейчас оказалось, что, возможно, эта встреча не была последней. В моем нынешнем состоянии я не могу прогнозировать на целых три дня вперед, но не исключаю, что 18 декабря на машине «скорой помощи» корпорации «Семейная медицина» (о предоставлении мне этой машины я уже договорился) я вновь отправлюсь на встречу с Ионом Дегеном.
Несколько дней тому назад мне позвонил режиссер Михаил Дегтярь, который вместе с Юлией Меламед снял документальный фильм «Деген», и пригласил меня на премьеру этого фильма в России. И спустя день Деген мне написал, что будет на этой премьере и хотел бы меня видеть.

Кадр из фильма «Деген»
Премьера этого фильма, вошедшего в тройку лучших неигровых фильмов премии «Лавровая ветвь-2014» , состоялась 9 сентября в мемориальном центре бронетанковых войск ЦАХАЛа в Латруне (Израиль).
На территории России 18 декабря фильм будет демонстрироваться впервые.
О своем приезде в Москву и о демонстрации фильма Ион Деген просил меня информировать членов "Русскоязычного сообщества города Вильнюс" ([livejournal.com profile] ru_vilnius). В этой связи о Вильнюсе несколько подробнее.
О боях в городе Вильнюс Ион Деген рассказывал в своем выступлении 20 октября 2013 года. А несколько позднее он прислал мне свой рассказ "Вильнюс", который я публиковал с 25 по 27 февраля 2014 года.
Важное место в рассказе играла архитектура Вильнюса и то, каким Деген увидел Вильнюс уже в середине 70-х годов. Поэтому я иллюстрировал рассказ фотографиями зданий, мимо которых проезжал танк Иона Дегена. На мой рассказ о выступлении Дегена и его рассказ "Вильнюс" внимание членов [livejournal.com profile] ru_vilnius обратила моя читательница [livejournal.com profile] ne_lady.  В комментариях члены [livejournal.com profile] ru_vilnius прислали ряд архивных и современных фотографий зданий Вильнюса, сообщили названия улиц, по которым, по-видимому, проходил маршрут танка Дегена. Эти комментарии можно посмотреть в моем журнале в публикации, ссылка на которую уже приведена.
Ион Деген, которому я переслал комментарии и иллюстрации на эту тему, ответил, что узнал два здания: ЗАГС, построенный в 1974-м году и который показался ему неуместным на фоне исторической застройки, и Романовскую церковь, которая служила ему ориентиром во время боев за Вильнюс.



Романовская церковь в Вильнюсе

Романовская церковь, служившая ориентиром
Фото с сайта
Присланные комментарии и иллюстрации произвели на Иона Дегена сильное впечатление. Приведу несколько строк из нашей переписки.
Деген - Березину:
«Дорогой Феликс!
По-моему, ориентир определён. Был ли Вильнюс зелёным? Не помню. Кажется, на улицах не было деревьев.
Из фотографий узнал только церковь. Написавший о том, что справа от ЗАГСа я мог увидеть только Романовскую церковь, прав. Это именно та церковь, которая на фотографии. Арка, под которой мы въехали в узкую улицу, примыкала к тому, что назвал церковью. Возможно, это был костел. Откуда я мог тогда это знать?..
Это же всё наслоилось на груду воспоминаний после поездки в Восточную Пруссию. Жаль, не могу воспользоваться картой".

Из переписки же:
"Мой рассказ "Вильнюс" - это воспоминания. В них нет ни слова выдумки.
Увидев фотографию церкви-ориентира, вспомнил, как я рванул от ЗАГСа влево прямо по этой улице так, что церковь осталась за спиной. С этой улицы повернул направо, на перпендикулярную. Слева на этой улице ворота из двора, справа от которых находилась лестница в подвал, командный пункт командира стрелкового батальона. Въезд во двор шел через арку, на кирпиче которой остались следы надкрылков моего танка.  Пожалуйста, передай жителям Вильнюса это описание».

Сейчас, перед приездом Дегена, я сообщил эти сведения русскоязычным пользователям ЖЖ из Вильнюса. .
После публикации цикла «Ион Деген и последняя встреча» мой журнал на полгода был посвящен «Колонке Иона Дегена».
Я не собираюсь вновь писать о Дегене столь длительное время. Повторяю, прогноз на целых три дня, которые пройдут до российской премьеры, для меня невозможен. Только в сопровождении врача «скорой помощи», медицинской сестры, которая сейчас постоянно у меня дежурит, и моей дочери я смогу войти в Музей еврейской культуры и Центр толерантности, где премьера фильма должна состояться. Если я буду на этой премьере и встречусь с Дегеном, я напишу об этом.
berezin_fb: (Default)

 

Уважаемые читатели, дорогие мои друзья!

Всю жизнь я сочинял короткие стихи. Короткие, одна или три строфы. Именно сочинял, а не писал. Потому что никогда не записывал и часто почти сразу забывал. Работа над большим полотном Дегена привела меня к мысли о том, что нужно что-нибудь написать и о тыле. Многое из того, что приведено в этом стихотворении, уже приводилось в моих постах про Приуральный. Но пространство стиха значительно теснее, чем пространство прозы. Я не считаю, что обладаю поэтическим даром, не собираюсь соревноваться с Дегеном,  я только хочу обратить внимание, что в «кровавой бухгалтерии войны» без таких людей в тылу победы было нельзя достичь. Не знаю, насколько я справился с этой задачей. Хотел бы знать ваше мнение об этом.

 

Ф.Березин

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Примечание публикатора

После рассказа "Крупицы правды" мы помещаем два стихотворения Дегена. Это характерные стихи. В одном из них знающий войну как никто другой Ион Деген подчеркивает: "войну я объективно оценить могу в пределах личных секторов обзора", а в другом, рассматривая роль в войне передовых подразделений и тылов,  пытается сопотавить их значение, признавая, что "в кровавой бухгалтерии войны мне разобраться и сейчас непросто".

.
    В кровавой бухгалтерии войны,
    Пытаясь подсчитать убитых мною,
    Я часть делил на тех, кто не вольны
    Со мною в танке жить моей войною.
    
    На повара, связистов, старшину,
    Ремонтников, тавотом просмоленных.
    На всех, кто разделял со мной войну,
    Кто был не дальше тыла батальона.
    
    А те, что дальше? Можно ли считать,
    Что их война, как нас, собой достала?
    Без них нельзя, конечно, воевать,
    Нельзя, как без Сибири и Урала.
    
    Их тоже доставал девятый вал.
    Потери и у них в тылу бывали.
    Но только я солдатами считал
    Лишь только тех, кто лично убивали.
    
    Об этом в спорах был среди задир,
    Противоречье разглядев едва ли.
    Водитель, и башнер, и командир,
    Мы тоже ведь из танка не стреляли.
    
    Я знаю: аргументы не полны
    Не только для дискуссии — для тоста.
    В кровавой бухгалтерии войны
    Мне разобраться и сейчас непросто.

Январь 2002 г.

___________________

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

 

Что видел я из своего окопа?

Что мог в прицеле танка уловить?

Скупой паёк, и то, не съев, а слопав,

Имел  ли право о тылах судить?

 

В деталях страшных все бои в моём мозгу.

Но избегаю о сраженьях спора.

Войну я объективно оценить могу

В пределах личных секторов обзора

                                       1.02.2014  г.

berezin_fb: (Default)

К началу

 

Ладно. Это для тех, кто знает достоинство наград. Но ведь почти всё население Израиля судит о героизме советских ветеранов не по достоинству наград, а по их количеству.

Сравните даже меня, как посчитал наградотдел Верховного Совета СССР, вроде имеющему для лейтенанта большое количество наград, с величественно и горделиво представляющим себя полковником в новой парадной форме старшего офицера Российской армии. Фуражка с высокой тульей и кокардой. Погоны с тремя большими звездочками на двух просветах. Парадный жёлто-золотистый поясной ремень. Белые перчатки. Но главное – штук сорок медалей на левой стороне, среди них, правда, только одна «За боевые заслуги», самая скромная боевая награда, а остальные всякие юбилейные, к столетию со дня рождения Ленина, Жукова и к прочим именинам. А справа почти такое же количество значков. Какие сомнения могут быть у израильтян в том, что каждый кружок металла вручён ему за очередной героический поступок, за подвиг? А ушедший в отставку перед отъездом в Израиль полковник, оказывается, во время войны в звании сержанта служил радистом в штабе не то армии, не то фронта. То есть, артиллерийской стрельбы он не слышал не потому, что уши были закрыты наушниками, как положено при его профессии, а потому, что до места артиллерийской стрельбы было далековато.

И если уже вспомнил артиллерийскую стрельбу, как не упомянуть знаменитого писателя. Когда говорят о его творчестве, непременно подчёркивают героическое фронтовое прошлое. Виктор Астафьев. Он и герой, и доброволец. Но как может быть добровольцем солдат, призванный в армию в восемнадцатилетнем возрасте? Что касается героизма, то как-то трудно представить себе, что мог совершить шофёр грузового автомобиля в тяжёлогаубичном полку, далековато от переднего края. Литературные критики разбираются в этом, безусловно, лучше меня.

Мне кажется, я неплохо определяю истинных воинов. Рядом со мной сидит девяностолетний инвалид без правой руки. Старик. Странно. Почему-то я, всего лишь на три года моложе его, не причисляю себя к этой возрастной категории. Когда я впервые увидел на его груди медаль «За отвагу» в скромном наборе юбилейных медалей, я спросил его о военном прошлом. Не было сомнения в том, что он репатриировался в Израиль до 1985 года: у него не было ордена Отечественной войны первой степени, который подарили в СССР всем инвалидам к сорокалетию Победы, и соответствующей юбилейной медали, Кадровый красноармеец. Призван в армию в 1940 году. Ефрейтор с одним сикелем на петлицах – улыбнулся он. Ранен под Москвой в декабре 1941 года. Представляете себе, что должен был совершить юноша ефрейтор с ярко выраженной еврейской внешностью, чтобы в 1941 году получить правительственную награду?

Медаль «За отвагу» – одна, единственная. Или единственный орден Славы третей степени. Солдаты. Воины. Они, а не генералы добыли Победу. Два ордена Славы второй и третей степени. Говорить уже не о чём!

А вот интеллигентный старичок с тремя орденами Славы. Полный набор. Ехидно улыбается. Говорит, что, согласно моему критерию, он вообще не воевал. Дело в том, что я как-то высказался по поводу воевавших. Воин, мол, это тот, кто убил хотя бы одного немца. У меня даже стихотворение написалось по этому поводу – «В кровавой бухгалтерии войны». Так вот старик не убил ни одного немца. И три ордена Славы. Не убил. Был связистом. Проползал со своей тяжёлой катушкой в местах, на которые сидевшие в траншее солдаты, – тоже не повидло, – смотрели с ужасом. Непонятно, как и на чём преодолевал водные преграды. И даже самые отъявленные зоологические антисемиты на командных должностях поражались его героизму.

связист

 

Связист на передовой. 1941 год

Фото с сайта

 

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Примечание публикатора:

Рассказ Иона Дегена "Крупицы правды" мы считаем естественным продолжением опубликованных наградных листов (1, 2, 3, 4). Оригиналы наградных листов, которыми представляли героев войны к награде, сами по себе тоже были крупицами правды. Хотя в предлагаемом рассказе Дегена отмечается и недостаточная объективность некоторых представлений к наградам.

 

Крупицы правды

 

К этой теме почему-то не решался подступить долгие годы, хотя она тяжелым грузом увязла во мне. Как танк в непроходимом болоте. Наконец, она до предела сжала пружину моего терпения. Взвела курок. Для выстрела надо было только нажать на спусковой крючок. И вот крючок этот появился – обстоятельная и убедительная работа о том, как над Рейхстагом водрузили знамя Победы, и кто за это получил звание Героя Советского Союза вместо тех, кто действительно должен был получить. О том, что в истории со знаменем Победы не всё чисто, я догадывался ещё будучи правоверным коммунистом, старавшимся свято верить в любую официальную ахинею.

 

znamya1.79Один из оригинальных кадров постановочной съемки Евгения Халдея, названной впоследствии "Знамя Победы". Моделями фотографу служили бойцы 8-й гвардейской армии: Алексей Ковалёв, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев. Съемка проходила в боевых условиях 2 мая 1945 года, фотограф и бойцы рисковали жизнью.

Фото с сайта

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Мы публикуем сегодня последний из доступных нам наградных листов Иона Лазаревича Дегена. О событиях, кратко изложенных в этом наградном листе, можно прочесть, в частности, в рассказах "Низководный мост", "Свобода выбора" и "Стреляющий".

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Часть 1

Часть 2

Read more... )

Наградной лист.

1. Фамилия, имя и отчество: Деген Ион Лазаревич

2. Звание гв. мл. лейтенант

3. Должность, часть - командир танка Т-34 2-го Танкового батальона 2-й Отд. Гвард. Танков. Витебской Краснозн. бригады.

Представляется к Ордену "Отечественной войны 2 степени".

4. Год рождения 1925. 5. Национальность еврей.

6. Партийность член  ВЛКСМ с 1940 г.

7. Участие в гражданской войне и в последующих боевых действиях по защите СССР и отечественной войне.

Отечественная война 26.6.41 г.

8. Имеет ли ранения и контузии в отечественной войне: Ранен легко 8.7.1941 г., ранен тяжело 15.10.1942 г.

9. С какого времени в Красной армии с 25.6.41 г.

10. Каким РВК призван Могилев-Подольским Винницкой обл.

11. Чем ранее награжден Орденом «Отечественной войны 2 ст.» пр. № 036/н 65 Стр. Корпуса от 2.8.1944 г.  Медаль «За Отвагу» пр. № 017/н от 17.8.1944 г. 2 ОГТВК бр. Награды вручены.

12. Постоянный домашний адрес представляемого к награждению, адрес его семьи 

13. Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг.

 

Умелой подготовкой к предстоящим боевым действиям гв. мл. л-т Деген добился успешного выполнения поставленных задач – его экипаж добился полной взаимозаменяемости. В период боевых действий с 19 по 23.10.44 г. в р-не Гудваитенен (?), отражая огонь «Артштурмов» и «Фердинандов», танк тов. Деген в числе первых вошел на автомагистраль Шталупенен – Шиллининенен, при этом уничтожив 2 танка Т-IV, 1 «Артштурм», 4 ПТО, 1 полевое орудие и до взвода солдат и офицеров противника.

Отбивая атаки и удерживая шоссе, танк тов. Деген был подбит прямым попаданием вражеского снаряда. Но мужественный экипаж в подбитой машине продолжал отбивать контратаки до подхода наших передовых частей, после чего танк был эвакуирован с поля боя.

Вывод: «Достоин правительственной награды ордена «Отечественная война 2 степени»

24.10.44

Командир 2-го танкового батальона

гвардии капитан

Дорош 

14.7. 44 г.

II. ЗАКЛЮЧЕНИЕ ВЫШЕСТОЯЩИХ НАЧАЛЬНИКОВ:

Достоин правительственной награды – орден «ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 2 СТЕПЕНИ».

 

КОМАНДИР 2 ОТД. ГВ. ТАНКОВОЙ ВИТЕБСКОЙ КРАСНОЗНАМ. ОР. КУТУЗОВА 2 ОТ. БРИГАДЫ гвардии Полковник Духовный

 

7 декабря 1944 года.

 

Достоин правительственной награды

Отечественной войны 2 ст.

КОМАНДУЮЩИЙ БТМВ 5 АРМИИ

ПОЛКОВНИК СЕМЕНЮК

17 декабря 1944 г.

 

Награжден приказом Командующего Бронетанковыми и Механизированными войсками 5 Армии № 056/н от 17.12.44 Орденом ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 2 СТЕПЕНИ.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА БТМВ 5 АРМИИ

ПОЛКОВНИК МАКСИМОВ

 

 

Последний из имеющихся в нашем распоряжении наградных листов будет опубликован в понедельник, 30 июня.

berezin_fb: (Default)

К началу

 

Это особенно интересный наградной лист, потому что в нем описывается несколько сражений, во время которых уничтожены или повреждены три танка Т-4, несколько противотанковых орудий и большое количество пехоты. Особое значение имеет уничтожние танков противника, поскольку, по существовавшей тогда традиции, уничтожение даже одного танка немецко-фашистcких войск отмечалось тем или иным орденом. Снижение  уровня награды с ордена Красной звезды до медали "За отвагу", которой отмечалась обычно личная храбрость, не мотивировано, поскольку ни один из фактов, изложенных в наградном листе, не был поставлен под сомнение.

01

 

Read more... )

Об этих событиях Ион Деген вспоминает, в частности, в рассказах "Вторая медаль "За отвагу" и "Однокурсники-однополчане".

Продолжение следует.

berezin_fb: (Default)

Наградной лист - это еще не награда. Это представление к награде, которое направляется тому, кто вправе решать. Но в отличие от наградного знака (ордена или медали), который констатирует только факт награждения, наградные листы содержат описание действий, в связи с которыми совершивший подвиг представляется к награде. В наградном листе предлагается конкретная награда. Но тот, кто окончательно решает вопрос, может счесть, что достаточно награды ниже рангом. Те, кто имел доступ к наградным листам (то есть имел возможность их заполнять), обычно имели больше орденов, чем боевые офицеры. Например, начальник медико-санитарного управления фронта, впоследствии заведующий кафедрой психиатрии 1-го ММИ профессор Банщиков, имел 12 орденов, больше, чем Ион Деген, хотя в танках воевать ему не приходилось. Не только истинные военные заслуги, не только храбрость, не только военное мастерство решали, какую награду получит человек, на которого написан наградной лист. Окончательно решение принималось там, в далеких штабах (в зависимости от ранга ордена). Несмотря на субъективизм решения в вопросе о награждении, у Дегена было четыре советских ордена, из них один из высших орденов - орден Боевого Красного Знамени, и три высшие военные награды Польши, из которых особенно хочется отметить Грюнвальдский крест 1 степени, который, в отличие от других орденов, носили на шее на специальной орденской ленте. И здесь мы приводим в полном масштабе доступные нам наградные листы Иона Дегена. (Поскольку в некоторых местах текст наградного листа неразборчив, ниже приведена расшифровка).

1.

07

Read more... )
berezin_fb: (Default)

В конце месяца меня поставили на костыли. А в начале июня произошло невероятное событие: я получил телеграмму-"молнию". За время войны мы забыли, что вообще существуют телеграммы. В лучшем случае — треугольники писем. А тут "молния" Вообще-то телеграмма была адресована не мне лично, а начальнику госпиталя. По просьбе мамы горсовет запрашивал о состоянии моего здоровья. Телеграмма не из нашего города, а из местечка напротив, за рекой. Хоть это в нескольких ста метрах, но уже другая республика. Мама жива! Мне есть куда возвращаться!

 

Встреча-старшего-лейтенанта-Кравченко-И.К.-со-своей-матерью-в-освобожденном-Красной-Армией-селе-Голубовке

 

Встреча матери и сына (старший лейтенант И.К.Кравченко) в освобожденном селе

Фото с сайта

Я считал себя зрелым мужчиной, этаким матерым волком, прожженным воякой. Я снисходительно похлопывал по плечу сорокалетних стариков. И вдруг оказалось, что, как ребенок, я нуждаюсь в маме.Read more... )

berezin_fb: (Default)

Пробегая по перрону, я увидел маленькую щуплую женщину. Она сидела у стены вокзала, съежившись от еще ночного холода. Она олицетворяла все несчастья нашего мира. Даже в танкошлеме, кожаной куртке и кожаных брюках мне не было жарко. А на ней только ночная сорочка. Когда я приблизился, она посмотрела на меня и вдруг назвала так, как называли меня в школе и на улице. Она произнесла уменьшительную форму моего имени, которую я не слышал уже более года, которую я стал забывать. Это имя было таким же неправдоподобным, как спокойная безопасная жизнь, как школьные учебники, как детские игры и просто возможность выспаться.

Произнесенное имя остановило меня так внезапно, словно я наткнулся на невидимую стену.

-- Ты не узнаешь меня?

Неуверенно я сделал несколько отрицательных движений головой.

-- Я мама Семы Мандельбаума.

С Семой я был хорошо знаком, хотя мы учились в разных школах. И Семину маму знал. Но Семина мама совсем не была похожа на эту несчастную, съежившуюся от холода женщину в ночной сорочке, прижавшуюся к кирпичной стене вокзала.

-- Как вы сюда попали?

-- Я удрала ночью из Нальчика. Меня подвезли сюда на дрезине и сказали подождать. Дрезина поехала в обратном направлении и не вернулась.

Я видел эту дрезину. В километре от северного семафора она валялась, искореженная немецким снарядом.

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Начало

Этот январский день оказался чемпионом лютой зимы 1942 года. Пятидесятидвухградусный мороз, шутя, проник сквозь шинель и пронзил меня до мозга костей. Я решил сократить путь к вокзалу и пошел по протоптанной в снегу тропе, пересекавшей поле.

Три собаки, как три богатыря на картине Васнецова, застыли на моем пути. Подойдя ближе, я понял, что это не собаки, а волки.

Read more... )
berezin_fb: (Default)

Глубокоуважаемые читатели, дорогие мои друзья!

В связи с приближением трагической годовщины начала Великой Отечественной войны мы решили отложить на время публикацию книги Иона Дегена "Иммануил Великовский" и поместить рассказ Дегена "Четыре года", отражающий его впечатления о начале войны и о возвращении в родной город уже после окончания войны.

 ЧЕТЫРЕ ГОДА

С ортодоксальной советской точки зрения моя мама не была героической женщиной. Она даже не закрыла амбразуру своим телом. Что уж говорить о том, что она, вдова, не готова была жертвовать своим единственным шестнадцатилетним сыном во имя родины.

Еще в детском садике я попал на конвейер промывки мозгов. Поэтому, как только началась война, я решил, что мое место на фронте. Мама почему-то этого не решила. Чтобы не затягивать идеологическую дискуссию с приближающейся к нулю вероятностью, что мама отпустит меня на фронт, я решил прибегнуть к более радикальному средству.

Житель пограничного города, уже в первые часы войны я даже своими тщательно промытыми мозгами как-то сообразил, что город может быть оккупирован немцами, поэтому маме здесь оставаться нельзя.

Сперва пешком, потом на товарняке мы отправились в эвакуацию. Но спустя несколько дней, еще находясь в прифронтовой зоне, из-за угла вокзала на небольшой станции я взглядом проводил уходящий на восток товарный состав, на одной из открытых платформ которого между двумя узлами с убогим скарбом сидела моя мама, возможно, уже начинавшая догадываться, что ее сын не просто отстал от поезда, а сбежал.

Read more... )

Profile

berezin_fb: (Default)
berezin_fb

November 2016

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:41 am
Powered by Dreamwidth Studios